Станислав Гроф "Путешествие в поисках себя"

Часть 1  Часть 2  Часть 3  Часть 4  Часть 5  Часть 6  Часть 7  Часть 8  Часть 9


                      Терапевтические возможности
                     процесса смерти и возрожления

   Мощное эмпирическое переживание смерти и нового рождения  может  при-
вести к драматическому смягчению эмоциональных, психосоматических и меж-
личностных трудностей, которые ранее не  поддавались  психотерапевтичес-
кой работе, сосредоточенной на постнатальном  биографическом  материале.
Негативные перинатальные матрицы оказываются хранилищем эмоциональных  и
физических ощущений чрезвычайной интенсивности.  Как  описано  в  другой
моей книге (Grof, 1985), они являются потенциальным эмпирическим  источ-
ником многих психопатологических синдромов. Неудивительно, что  значимая
работа на перинатальном уровне психики может повлиять на широкий  спектр
психиатрических проблем. Глубокое переживание неомраченного внутриутроб-
ного существования и состояния космического  единства  (БПМ-1)  обладает
универсальными терапевтическими возможностями экстраординарной силы.
   Такие важные симптомы, как тревога, агрессия, депрессия, страх  смер-
ти, чувство вины, садомазохистические тенденции, общее  эмоциональное  и
физическое напряжение или комплекс неполноценности,  по-видимому,  коре-
нятся в перинатальной области бессознательного. Точно также патологичес-
кий интерес к различным физиологическим функциям или биологическому  ма-
териалу, различные психосоматические симптомы, странные  ипохондрические
жалобы восходят к процессу смерти и возрождения. Сюда относятся,  напри-
мер, обыкновенная головная боль и мигрени, мышечные спазмы и боль в раз-
личных частях тела, различные треморы  и  дискинезии.  Среди  физических
симптомов определенно имеющих перинатальное происхождение,  -  сердечная
недостаточность, тошнота и рвота, невротическое чувство недостатка  кис-
лорода и удушья, психогенная астма и менструальные спазмы.
   Эмпирическая работа, затрагивающая перинатальные матрицы, как  прави-
ло, необходима, чтобы существенным образом воздействовать  на  вытесняе-
мую или, наоборот, преувеличенную депрессию, ненависть к себе,  самораз-
рушительные тенденции. Мощное проживание смерти и возрождения Эго  прео-
долевает или значительно уменьшает суицидальные тенденции и наклонности.
Клиенты, пережившие опыт психологической смерти и возрождения и/или чув-
ство космического единства обретают, как правило,  негативную  установку
по отношению к состояниям, вызываемым алкоголем  и  наркотиками.  Уильям
Джеймс писал в свое время, что религиозное обр'ащение -  лучшая  терапия
от алкоголизма ("лучшее средство от неудержимого пьянства -  религиозная
неудержимость"). Важность глубоких духовных переживаний для  преодоления
алкоголизма отмечал также К. Г.  Юнг.  Его  известный  рецепт  "spiritus
contro spiritum" ( "дух против вина") стал  философской  базой  наиболее
успешной программы борьбы с алкоголизмом - AA ( "A"oнимные алкоголики").
   Жестокая агрессия, импульсивное поведение, нанесение вреда самому се-
бе, садомазохистические тенденции также в значительной мере коренятся  в
переживаниях перинатального уровкя. Активизация  БПМ-III,  как  правило,
вызывает y человека сцены насилия, массового уничтожения, войны, садома-
зохистических оргий. Экстериоризация глубоких деструктивных и саморазру-
шительных тенденций - один из наиболее важных аспектов борьбы  смерти  и
возрождения. При этом мобилизуется и разряжается огромная  деструктивная
энергия, в результате чего наступает значительное  уменьшение  агрессив-
ных чувств и тенденций. Переживание психологического и духовного возрож-
дения (БПМ-IV) обычно связано с чувством любви, сострадания и уважения к
жизни.
   Перинатальные элементы играют важную роль в динамике  различных  тре-
вожных состояний и фобий, в особенности клаустрофобии, танатофобии и но-
зофобии. То же относится к симптоматике конверсионной истерии и  опреде-
ленным аспектам неврозов одержимости. Многие сексуальн'ые расстройства и
отклонения коренятся на перинатальном уровне психики и могут быть логич-
но объяснены с точки зрения сексуальных компонентов БПМ-III  Это  наибо-
лее очевидно для  импотенции,  неспособности  достигнуть  оргазма,  мен-
струальных спазмов, болезненных вагинальных спазмов  во  время  коитуса.
Определенные перинатальные детерминанты можно обнаружить в  патологичес-
ком интересе к биологическому материалу в сексуальном контексте - копро-
фагии, уролагнии и в садомазохистических наклонностях. Глубокая и эффек-
тивная эмпирическая проработка этих проблем всегда  доводит  по  крайней
мере до уровня биологического рождения.
   Необходимо отметить, что многие необычные состояния  сознания,  кото-
рые традиционная психиатрия  рассматривает  как  психозы,  то  есть  как
проявления психического расстройства неизвестной этиологии,  могут  воз-
никнуть в результате активизации перинатальных матриц. Успешное заверше-
ние психологического процесса смерти и возрождения может привести к зна-
чительным терапевтическим результатам, которые превосходят все, что  мо-
жет быть достигнуто неразборчивым использованием подавляющей терапии (S.
and К. Grof, 1986).

                       Терапевтические механизмы
                       трансперсонального уровня

   Наиболее, может быть, интересные наблюдения холотропной и  психодели-
ческой терапии  связаны  с  терапевтическими  возможностями  трансперсо-
нальных переживаний. Во многих  случаях  специфические  эмоциональные  и
психосоматические симптомы коренятся в динамических матрицах трансперсо-
нальной природы и не могут быть разрешены на уровне  биографических  или
даже перинатальных переживаний. Человеку необходимо пережить драматичес-
кий трансперсоналъный опыт, чтобы разрешить такие проблемы.
   Зачастую проблематичные эмоции или психосоматические симптомы  восхо-
дят к различным эмбриональным переживаниям. Они исчезают  или  в  значи-
тельной степени смягчаются,  если  человек  вновь  переживает  различные
внутриутробные травмы, связанные с медицинскими проблемами матери, с по-
пытками аборта, эмоциональными кризисами матери во  время  беременности,
отравлением плода или с ощущением своей нежеланности (  "плохая,  отвер-
гающая матка"). В таких случаях  использование  физического  контакта  (
"терапия слиянием") может быть особенно ценным (McCririck, n.d.).
   В некоторых случаях проблема уходит своими корнями в особые пережива-
ния из жизни предков человека и может быть разрешена переживанием и  ин-
теграцией памяти предков. Иногда проблемы оказываются  интериоризирован-
ными конфликтами между семьями предков, и их необходимо решать  на  этом
уровне. Нередко встречаются значимые связи с  расовой  или  коллективной
памятью (по К. Г. Юнгу), или же проблема коренится в эволюционном проис-
хождении.
   Особенно драматические изменения, относящиеся  к  эмоциональному  или
психосоматическому состоянию и многим другим  аспектам  жизни  человека,
можно наблюдать в связи с опытом прошлых жизней.  Иногда  они  возникают
одновременно с различными перинатальными переживаниями, иногда  как  са-
мостоятельные эмпирические образы.  Проблемы,  связанные  с  кармическим
паттерном, исчезают, когда полностью вновь  переживаются  травматические
воспоминания и человек достигает чувства прощения - он прощает  или  его
прощают (см. далее пример пациентов Денис Келси и  Джоан  Грант).  Часто
это происходит одновременно с независимыми изменениями в жизни  и  уста-
новках людей, которых испытывающий переживание человек опознает как про-
тагонистов кармического эпизода.
   Бывают случаи,  когда  эмоциональный  или  психосоматический  симптом
имеет под собой холотропный гештальт, включающий различные  нечеловечес-
кие формы жизни - животных на различных  стадиях  эволюционной  лестницы
Дарвина, и даже растения. Чтобы разрешить проблему такого рода,  челове-
ку нужно допустить полное эмпирическое отождествление с  подобным  орга-
низмом (см. далее случай Мэрион и Марты), Часто  симптомы,  установки  и
поведение оказываются проявлением архетипического образа. Иногда  высво-
бождаемая энергия имеет зловещее качество и воспринимается как "зло" са-
мим испытуемым, а нередко и теми, кто присутствует во время сеанса.  Это
состояние поразительно напоминает так называемую "одержимость духами", и
терапевтический сеанс во многом принимает характер экзорцизма  (согласно
определению, принятому католической церковью) или изгнания злых духов  в
примитивных культурах (в качестве типичного  примера  см.  ниже  историю
Флоры).
   Два типа трансперсональных переживаний абстрактной и весьма  обобщен-
ной природы заслуживают здесь специального  рассмотрения.  Первый  можно
описать как отождествление с Универсальным Разумом,  Космическим  Созна-
нием, или Абсолютом. Второй - отождествление со Сверхкосмической и Мета-
космической Пустотой. Они  обладают  экстраординарными  терапевтическими
возможностями, включая в себя механизмы, находящиеся  в  метапозиции  по
отношению ко всем остальным. Их трудно описать словами. Они  могут  при-
вести к духовным и философским прозрениям столь высокого'уровня, что все
остальное получает новое определение  и  начинает  выглядеть  совершенно
иначе.
   Трансперсональные переживания крайне важны и ценны. По иронии судьбы,
явления с такими огромными терапевтическими возможностями, с которыми  в
западной психиатрии не может сравниться ничто,  рассматриваются  преиму-
щественно как патологические, и психиатрия пытается подавлять их медика-
ментозным путем. Терапевт, не способный принять их в силу своих философ-
ских предрассудков, отказывается  от  терапевтических  средств  огромной
мощности.

                    Лечение как движение к  целостности

   Как уже было сказано, терапевтические механизмы, действующие в холот-
ропной терапии, весьма разнообразны. Когда активизируется психика и сим-
птомы превращаются в поток опыта, важные терапевтические  изменения  мо-
гут произойти в связи с проживанием заново событий детства - с различны-
ми аслектами и гранями перинатальной динамики, со многими различными ти-
пами трансперсональных феноменов. Возникает вопрос, не могут ли эти раз-
ные терапевтические события быть сведены к чему-то общему. Понятно,  что
эффективный механизм, который мог бы объяснить столь разнообразные фено-
мены, происходящие на столь различных уровнях, должен  быть  чрезвычайно
обобщенным и универсальным.
   Обнаружение общего терапевтического механизма требует совершенно  но-
вого понимания природы  человека  и  радикального  пересмотра  западного
научного мировоззрения. Фундаментальная черта этой новой  парадигмы  для
психологии и для науки в целом - это понимание того, что сознание - пер-
вичное свойство существования, а не эпифеномен материи. В книге "За пре-
делами мозгп" я писал об этом новом видении реальности, независимо  воз-
никающем в различных научных дисциплинах, таких, как квантово-релятивис-
тская физика, астрофизика, теория информации и теория систем, кибернети-
ка, термодинамика, биология, антропология, танатология и современные ис-
следования сознания. Здесь же я лишь вкратце опишу то,  что  следует  из
этого нового мировоззрения для понимания психотерапии.
   Современные исследования ясно показывают, что люди обладают  странной
и парадоксальной природой. В контексте традиционного подхода  механисти-
ческой науки людей можно представлять себе  как  отдельные  ньютоновские
объекты - сложные биологические машины, состоящие из  клеток,  тканей  и
органов. Однако недавние открытия подтверждают утверждения древней фило-
софии и великих мистических традиций, что люди являются также  бесконеч-
ными полями сознания, превосходящими пределы времени, пространства и ли-
нейной причинности Это представление сходно с известным парадоксом  час-
тиц и волн в отношении материи и света, описанном  в  принципе  дополни-
тельности Бора.
   Эти два взаимодополняющие аспекта  человеческой  природы  эмпирически
связаны с двумя различными модусами сознания, которые мы вкратце  упоми-
нали ранее. Первый  можно  назвать  хилотропным  сознпнием,  подчеркивая
ориентированность этого сознания на материю (греческое "hile" - материя,
"trepein" - двигаться в определенном направлении). Это состояние  созна-
ния, в котором мы находимся в нашей повседневной жизни и которое  запад-
ная психиатрия рассматривает как единственно  нормальное  и  "законное",
полагая, что в нем правильно отражается объективная реальность мира.
   В хилотропном модусе сознания человек считает себя физическим телом с
определенными границами и ограниченными  способностями  восприятия.  Мир
представляется состоящим из отдельных материальных объектов  и  обладает
определенно ньютоновскими характеристиками: время линейно,  пространство
трехмерно, а все события соответствуют цепочкам причин и следствий. Опыт
в этом мире систематически подтверждает ряд фундаментальных положений  о
мире, вроде следующихматерия обладает плотностью; два обьекта  не  могут
занимать одно и то же место в пространстве; прошлые события  необратимы;
будущие события недоступны непосредственному  опыту;  человек  не  может
быть более чем в одном месте одновременно;  человек  может  существовать
только в одном измерении времени; целое больше части; одно и  то  же  не
может быть истинным и неистинным в одно и то же время
   В противоположность узкому и ограниченному  хилотропно-,  му  модусу,
холотропный предполагает восприятие себя как потенциально неограниченно-
го поля сознания, имеющего доступ к любым аспектам реальности без  учас-
тия органов восприятия. "Холотропный" буквально переводится как "стремя-
щийся к целостности" или "движущийся к целостности" (от  греческих  слов
"holosi - целое" и "trepein" - двигаться  в  определенном  направлении).
Опыт в этом состоянии сознания предлагает много  интересных  альтернатив
ньютоновскому миру материи с линейным временем  и  трехмерным  простран-
ством. Он систематически подтверждает набор положений, кардинально отли-
чающихся от установочных положений хилотропного  сознания:  плотность  и
дискретность материи - это иллюзия, порождаемая определенной "оркестров-
кой" событий в сознании; время и пространство совершенно условны; одно и
то же пространство может в одно и то же время заниматься многими  объек-
тами; прошлое и будущее всегда доступны и могут быть эмпирически привне-
сены в настоящий момент; человек может воспринимать себя в одно и то  же
время в разных местах; возможно в одно и то же время  воспринимать  раз-
личные системы времени; можно быть одновременно и частью, и целым;  одно
и то же может быть и истинным, и неистинным в одно и то же время;  форма
и пустота существования и несуществования взаимозаменяемы и т. д.
   В человеческой психике эти два модуса находятся, по-видимому, в дина-
мическом взаимодействии. Хилотропное  сознание  привлекается  элементами
холотропного сознания, и, наоборот, холотропные формы сознания обнаружи-
вают тенденцию к проникновению в повседневное сознание. Средний  "здоро-
вый" человек обладает достаточно развитой системой  психологических  за-
щит от холотропных вторжений. Психопатологические симптомы  психогенного
характера могут рассматриваться как амальгама или гибрид элементов  двух
модусов, интерпретируемые как искажения общепринятого  образа  ньютонов-
ской реалъности. Это отражает ситуацию, когда холотропные и  хилотропные
элементы борются за поле опыта человека, что происходит,  когда  система
защит ослаблена или холотропный образ особенно силен.
   Важно понимать, что  в  хилотропной  модальности  можно  воспринимать
только настоящий момент и данное местоположение ("здесь и теперь") в фе-
номенальном мире общепринятой реальности и ее изменение от  мгновения  к
мгновению. Это все, что мы можем воспринять в хилотропном модусе  созна-
ния. Кроме того, природа и объем сегмента материального мира, который мы
можем воспринять, решающим образом зависит от  физических  характеристик
ньютоновского мира и от свойств органов восприятия. В отличие от  этого,
в холотропном состоянии сознания человек потенциально  имеет  эмпиричес-
кий доступ ко всем остальным аспектам феноменального мира  в  настоящем,
прошлом и будущем, так же как и к тонким причинным мирам и к Абсолюту.
   Некоторые из этих холотропных переживаний - когда  они  происходят  в
полном сознании - интерпретируются человеком в  терминах  "обладания"  с
точки зренин тела-Эго: мое детское воспоминание, мое рождение,  мое  эм-
бриональное развитие, мое зачатие, воспоминание из жизни моих человечес-
ких или животных предков, моя прошлая жизнь или эпизод из  моей  будущей
жизни. Другие переживания определенно принимают форму встречи с  чем-то,
что является, очевидно, иным, нежели тело-Эго при всем  его  расширении.
Примером этого может быть опыт телепатической связи с  другим  человеком
или животным, анимистиче"кое общение с растениями и даже элементами  не-
живой природы, встреча с внеземными сущностями или разумами. Третья воз-
можность - это полное эмпирическое отождествление с различными  аспекта-
ми мира без интерпретации в духе обладания. Примером может быть медиуми-
ческий опыт, отождествление  с  растениями  или  животными,  переживание
неорганических объектов или процессов, коллективные или расовые воспоми-
нания по Юнгу и др,
   Области, которых может достигнуть холотропное сознание, не  ограничи-
ваются материальным пространственно-временным миром. Оно простирается за
пределы границ ньютоновской реальности во всех  отношениях  и  обеспечи-
вает доступ к необычным измерениям реальности. Сюда относятся, например,
астральные миры невоплощенных сущностей, мира сверхчеловеческих существ,
преисподняя и небеса, населенные блаженными божествами и  демонами,  мир
юнговских архетипов и различные мифологические и легендарные миры.  Уди-
вительно обнаружить, что динамические силы, лежащие в основе  психопато-
логических симптомов, - это холотропные гештальты, представляющие  собой
различные царства феноменального мира. Однако во многих случаях  симпто-
мы явно основываются на элементах необычных реальностей. Часто в динами-
ческой структуре определенной проблемы участвуют факторы того и  другого
рода.
   Психогенный симптом представляет собой гибрид хилотропного  существо-
вания и холотропной темы, пытающейся проникнуть в сознание.  Человек  не
способен подавить бессознательный материал, но он также не дает ему пол-
ностью войти в сознание и быть интегрированным.  Хилотропное  постижение
мира в чистой форме не создает никаких проблем. Точно также и  холотроп-
ные переживания вполне приемлемы и  даже  желательны,  если  только  они
происходят в безопасном контексте, KOI- да человеку не приходится  иметь
дело с внешней реальностью. Лишь труднопостижимое  переплетение  того  и
другого порождает психопатологию.
   Карл Прибрам, с которым я обсуждал эти представления в связи с голог-
рафической моделью Вселенной и мозга, предложил интересную аналогию. Че-
ловек, плывущий в океане далеко от берега, имеет  дело  исключителъно  с
миром волн, и он не должен беспокоиться, как бы они не были велики.  Тот
же человек может залезть на высокую скалу на берегу и иметь дело  исклю-
чительно с миром твердых форм. С этим то же не возникает  никаких  проб-
лем. Трудности представляет лишь пограничная линия, где смешиваются  два
мира и ни один из них не может переживаться по своим собственным законам.
   Однако эта аналогия нуждается в некотором уточнении. Как  хорошо  из-
вестно из субатомных исследований современной физики, материальный  мир,
рассматриваемый с хилотропной точки зрения, также не есть мир форм,  об-
ладающих плотностью. Вселенная по своей  сушности  является  вибрирующей
динамической системой. Гносеологический анализ процесса восприятия в хи-
лотропном модусе также разбивает мир твердых  ньютоновских  обьектов  на
систему субъективных восприятий, связанных с различными  сенсорными  мо-
дальностями. Так что аналогией здесь может быть соперничество двух теле-
визионных каналов, Передающих программы с различными характеристиками по
одной и той же телевизионной сети.
   Если мы понимаем психопатологию как интерференцию холотропного и  хи-
лотропного модусов сознания, мы приходим  к  новой  психотерапевтической
стратегии. Человеку предлагается техника, индуцирующая необычное состоя-
ние сознания и обеспечиваюшая доступ к холотропной модальности. При этом
холотропная тема, лежащая в основе симптомов, автоматически  вплывает  в
сознание. Различные аспекты симптомов, казавшиеся странными и непостижи-
мыми, внезапно обретают четкий смысл как производные лежащего в их осно-
ве холотропного гештальта. Как я уже отмечал, это может  быть  биографи-
ческое воспоминание, последовательность событий во время  биологического
рождения или трансперсональный опыт. Полное сознательное  переживание  и
интеграция материала, который ранее был бессознательным, поглощает  сим-
птом, и человек возвращается  к  хилотропной  модальности  повседневного
сознания. Важной характеристикой холотропной терапии  является  то,  что
каждый терапевтический эпизод такого рода заставляет человека  восприни-
мать жизнь все более мистически
   Техники, обеспечивающие доступ к холотропному модусу сознания в тера-
певтических целях, весьма разнообразны - от медитации,  самоисследования
с помощью гипноза, биологической обратной связи, эмпирической психотера-
пии и трансовых танцев до  психоделических  веществ.  Однако  необходимо
подчеркнуть, что не все необычные состояния сознания  обеспечивают  дос-
туп к холотропной модальности. Что касается  психоактивных  веществ,  то
это относится только к действительным психоделикам, таким, как ЛСД, пси-
лоцибин, мескалин, ибогаин, гармалин, производные триптамина  (диметил-,
диэтил-, дипропил- и метоксидиметилтриптамин) и основанные на  амфетами-
не  эмпатогены  (МДА,  ММДА,  2С-Б,  МДМА,  известный  как  "Адам"   или
"Экстазэ). Многие другие вещества, влияющие на сознание,  вызывают  три-
виальные делирии, характеризующиеся путанностью, дезориентацией и  амне-
зией, а не холотропным изменением сознания. Подобные  состояния  делирия
связаны также с множеством физических болезней и расстройств.
   Поскольку понимание изложенных абстрактных  описаний  терапевтических
механизмов, связанных с холотропным модусом сознания, может быть  нелег-
ким" я приведу несколько клинических примеров. Первый  из  них  касается
регрессивной гипнотерапии, проводимой  Джоан  Грант  и  Деннисом  Келси.
Однако эта ситуация характерна для многих случаев, которые мы  наблюдали
в холотропной и психоделической терапии. Джоан Грант - француженка,  об-
ладающая необычной способностью восстанавливать в аутогипнотических сос-
тояниях эпизоды, представляющиеся ее прошлыми жизнями. Она  опубликовала
много книг, основанных на результатах этих кармических  самоисследований
( еКрылатый фараонэ, "Жизнь Карояыэ, "Глпза Горп", cТак был рожден  Мои-
сейэ и др.). Хотя она намеренно не читает исторических исследований,  ее
описания определенных исторических периодов поразительно точны.
   Муж Джоан, Деннис,   -   английский психиатр, использующий регрессив-
ный гипноз в работе с  различными  эмоциональными  и  психосоматическими
расстройствами. Вызвав состояние транса, он предлагает  пациенту  отпра-
виться назад во времени так далеко, как это  необходимо,  чтобы  обнару-
жить момент возникновения проблемы. Они работают вместе.  Их  техника  и
результаты описаны в книге "Многие  жизни"  (Kelsey  and  бrant,  1967).
Джоан, по-видимому, обладает столь же легким доступом к  прошлым  жизням
других, как и к своим, что дает ей возможность помогать протеканию  про-
цесса y пациентов. В конце 60-х годов Джоан и Деннис провели три  недели
в Мэрилендском  центре  психиатрических  исследований  в  качестве  кон-
сультантов, проводя эмпирические сессии со всеми членами нашей  терапев-
тической группы. После того как я поработал с ними, я могу  говорить  об
этом на основании личного опыта.

   Пациентка обратилась к Джоан Грант и Деннису Келси после  многих  лет
безуспешного лечения сильной фобии: она  боялась  птиц  и  даже  птичьих
перьев. Деннис загипнотизировал ее и попросил отправиться настолько  да-
леко, насколько это было необходимо для обнаружения корней этой  пробле-
мы и ее значения. Через некоторое время пациентка сообщила,  что  y  нее
сильное мускулистое тело, несомненно мужское. Она ощутила себя  солдатом
какой-то древней армии. Далее начала развертываться драматическая  исто-
рия.
   Пациентка обнаружила себя участником битвы в Древней Персии.  Внезап-
но она почувствовала острую боль в груди: в нее попала стрела. Она лежа-
ла на земле, умирая в пыли посреди жаркого дня. В голубом небе она заме-
тила, круживших над ней грифов. Они опустились на землю и уселись,  ожи-
дая ее смерти. Она была еще жива, но некоторые из них начали клевать ее,
пытаясь оторвать куски мяса. С яростным криком она вступила в свою  пос-
леднюю битву. Наконец она уступила птицам и умерла. Вернувшись  в  обыч-
ное состояние сознания, она освободилась от фобии, которая мучила  ее  в
течение долгого времени.

   Мы видим здесь ситуацию,  когда  взрослая  интеллигентная  женщина  в
своей повседневной жизни (хилотропном сознании)  страдает  от  странного
вкрапления: она боится птиц и даже птичьих перьев. В гипнотическом  сос-
тоянии (холотропное сознание) она  переживает  лежащий  в  основе  этого
трансперсональный гештальт  -  битву в средневековой Персии.  В  контек-
сте выявленной в процессе темы - смертельно раненый солдат, умирающий на
поле боя в окружении стервятников, - боязнь птиц  более  чем  оправдана.
Чтобы избавиться от фобии, было необходимо вывести лежащую в основе  хо-
лотропную тему из бессознательного в сознание, полностью пережить и  ин-
тегрировать ее.
   Второй пример   -  история молодой женщины из нашего пятидневного се-
минара в Эсаленском институте, где мы пользовались техникой  холотропной
терапии. До этого она много месяцев страдала от сильного мышечного спаз-
ма и болей в шее, верхней части спины и в плечах. Все, что она ни  дела-
ла, чтобы избавиться от этих болей, в том числе интенсивный массаж и го-
рячие ванны, давало лишь частичное и временное облегчение.

   После получаса интенсивного дыхания напряжение в шее и плечах  Мэрион
значительно. усилилось. Трапецивидные мышцы стали жесткими и напряженны-
ми. Внезапно она открыла глаза и села. Когда мы спросили ее, что  случи-
лось, она отказалась продолжать дыхание: "Я не хочу  этого  больше,  это
совершенное безумие. Я чувствую, что превращаюсь в краба".  Мы  постара-
лись ее успокоить и убедить в том, что она может найти корни своей проб-
лемы, и она решила продолжать
   Почти все мышцы верхней половины туловища Мэрион длительное время ос-
тавались совершенно твердыми, сама же  она  полностью  отождествилась  с
крабом, причем пережила интересные  биологические  прозрения.  Прекратив
интенсивное дыхание, она все еще чувствовала сильное напряжение в  спине
и плечах. Используя описанную ранее технику фокусированной работы с  те-
лом, мы попросили ее увеличить напряжение, продолжая  массировать  соот-
ветствующие мышцы.
   Она снова пережила убедительное превращение в  краба  и  четыре  раза
протащила нас двоих от стены до стены комнаты 30  футов  в  длину,  дви-
гаясь из стороны в сторону, как это делает краб.  Этот  сеанс  полностью
освободил ее от напряжений и болей, которые до того не поддавались ника-
кому другому лечению. Много лет назад я был свидетелем подобной терапев-
тической ситуации, может быть, еще  более  необычной.  Холотропный  геш-
тальт, лежавший в основе симптома, состоял в сочетании переживания  себя
деревом и некоторых архетипических элементов.

   Марта, 32-летняя женщина, обратилась к психоделической терапии  из-за
целого ряда психопатологических симптомов.  Наиболее  поразительными  из
них были жалобы на странные ощущения в ногах,  которые  ей  трудно  было
описать. Ее диагноз включал такие термины, как странные  ипохондрические
жалобы, пограничный психоз и искажение образа тела.
   На одной из психоделических сессий ощущения в  ногах  достигли  такой
силы, что Марта сочла их невыносимыми и попросила прекратить сеанс с по-
мощью торазина. Однако после короткого обсуждения она решила продолжать,
чтобы попытаться выяснить, в чем же дело. Полностью сосредоточившись  на
своих ногах, она внезапно начала воспринимать себя как большое  прекрас-
ное дерево. Отождествление было очень подлинным и убедительным и  сопро-
вождалось интересными проникновениями в различные растительные процессы.
   Она долгое время стояла с поднятыми вверх руками, считая их ветвями с
листвой. При этом сама она переживала клеточные процессы  фотосинтеза  в
листьях - таинственного процесса, лежащего в основе всей жизни на  нашей
планете. Она чувствовала, как растительные соки циркулируют вверх и вниз
по ее телу, по протокам в камбие, ощущала химические процессы и всасыва-
ние воды в корнях. То, что казалось странным искажением в восприятии че-
ловеческого тела, оказалось совершенно нормальным,  восхитительным  опы-
том бытия дерева.
   Однако ее переживания не ограничились ботаническим уровнем.  То,  что
сначала воспринималось ею как физическое солнце, стало для нее и  Косми-
ческим Солнцем - источником творческой силы во  Вселенной.  Земля  стала
Матерью-землей, фантастической мифологической  Великой  Матерью-богиней.
Само дерево получило глубокое архетипическое значение в  качестве  Древа
Жизни. Переживание, которое поначалу было пугающим, стало  экстатическим
и мистическим. Марта вышла из этого переживания без беспокоящих  искаже-
ний в образе тела и с чувством глубокого почтения к  растительной  жизни
на Земле.

   Последний пример касается эпизода, может быть, наиболее необычного  и
драматического из всего, что я пережил за тридцать лет исследований нео-
бычных состояний сознания. Описываемая ситуация  имела  место  в  рамках
программы психоделической ЛСД-терапии, во время моего нахождения в  Бал-
тиморе. В отличие от предыдущих случаев, холотропный гештальт не  содер-
жал элементов феноменального мира и был чисто архетипическим

   Будучи сотрудником Мэрилендского центра психиатрических исследований,
я был приглашен на конференцию в государственую больницу  Спринг  Гроув.
Один из врачей представил случай Флоры, 28-летней пациентки, которая уже
более'восьми месяцев находилась в отделении для  опасных  больных.  Были
испробованы все возможные терапевтические средства, включая транквилиза-
торы, антидепрессанты, психотерапию и трудотерапию, но  безуспешно,  так
что ей предстояло перейти в хроническое отделение.

   У Флоры было наиболее сложное сочетание симптомов и проблем, какое  я
когда-либо встречал за свою психиатрическую практику. В шестнадцать  лет
она оказалась членом шайки, совершившей вооруженное ограбление  и  убив-
шей ночного сторожа. Как водитель машины, в которой шайка уехала с  мес-
та преступления, она провела четыре года в тюрьме и  была  отпущена  под
залог на оставшееся время наказания. В течение последовавших бурных  лет
она превратилась в наркоманку и алкоголичку, часто принимая большие  до-
зы героина, психостимулянтов и барбитуратов. Глубокие  депрессии  сопро-
вождались попытками самоубийства. Ей часто хотелось  сбросить  машину  с
обрыва или столкнуться с другой машиной. В ситуациях эмоционального нап-
ряжения y нее возникала истерическая рвота.
   Наиболее тяжелым из ее симптомов был лицевой спазм, fic douloureux, в
связи с которым нейрохирург из  института  Джона  Хопкинса  рекомендовал
операцию на мозге с перерезанием соответствующего нерва. Флора была так-
же лесбиянкой, в связи с чем переживала значительные  конфликты  и  чув-
ство вины; y нее не было гетеросексуальных отношений. Кроме всего проче-
го, она была под следствием, так как  серьезно  ранила  под'ругу,  когда
чистила свой пистолет, находясь под воздействием героина.
   В конце конференции психиатр Флоры спросил меня, не  соглашусь  ли  я
провести с ней ЛСД-терапию как последнее средство. Решиться на это  было
трудно, особенно потому, что общество в то время было охвачено  истерией
в связи с этим психоделиком. Флора и без того имела уже несколько  суди-
мостей, она умела найти доступ к оружию и была  самоубийцей.  Ясно,  что
все, что бы не случилось с ней после ЛСД-терапии, автоматически связыва-
лось бы с приемом ЛСД, независимо от ее прошлого. С. другой стороны, все
остальное было испробовано и не принесло облегченин, так чта Флоре пред-
стояла пожизненная госпитализация. После длительного обсуждения с колле-
гами, мы решили включить Флору в свою ЛСД-программу, полагая, что безна-
дежная ситуация оправдывает риск.
   Первые два сеанса с высокими дозами мало отличались от  обычных.  Она
стол.кнулась с множеством травматических воспоминаний из своего  бурного
детства и несколько раз пережила борьбу своего биологического  рождения.
Она смогла связать свои суицидальные тенденции и лицевой спазм с опреде-
ленными аспектами травмы рождения и разрядила много физического  и  эмо-
ционального напряжения. Несмотря на зто, терапевтический эффект был  ми-
нимальным.
   В первые два часа третьего сеанса тоже не происходило ничего  необыч-
ного. Переживания были такими же, как на  предыдущих  сеансах.  Внезапно
она пожаловалась, что боль от лицевого  спазма  становится  невыносимой.
Прямо на моих глазах спазм гротескно увеличился и ее лицо превратилось в
нечто, чему лучше всего подходит наименование "маска зла". Она заговори-
ла глубоким мужским голосом, и все в ней так изменилось, что трудно  бы-
ло связать то, как она выглядела теперь, с ее обычным  видом.  Ее  глаза
горели непередаваемым злом; руки сжались в когтистую лапу.
   Чужая энергия, вошедшая в ее тело, и  голос  представились  как  зло.
"Он" прямо обратился ко мне, приказывая мне оставить Флору в покое и  не
пытаться ей помочь. Она принщлежит ему, и он накажет каждого, кто  попы-
тается ступить на его территорию. Затем последовал явный  шантаж,  поток
зловещих откровений относительно того, что произойдет со мной,  с  моими
коллегами и с нащей исследовательской программой, если я не послушаюсь.
   Трудно описать зловещую атмосферу,  вызванную  зтой  сценой.  Присут-
ствие чего-то чуждого в комнате ощущалось совершенно явственно.  Воздей-
ствие шантажа и чувство сверхъестественного события усиливалось тем, что
пациентка не могла в своей повседневной жизни иметь доступа к части  ин-
формации, которую "голос" использовал в этой ситуации.
   Я оказался в состоянии огромного эмоционального стресса, имевшего ме-
тафизические измерения. Хотя я и сталкивался с подобными проявлениями во
время ЛСД-сеансов ранее, они никогда не  были  столь  реалистическими  и
убедительными. Мне было трудно  контролировать  свой  страх,  готовность
воспринять присутствие зла как реальность и сильное желание  вступить  в
активную психоделическую и духовную борьбу. Я  наскоро  пытался  сообра-
зить, как лучше всего вести себя в этой ситуации. В  какой-то  момент  я
поймал себя на мысли о том, что следовало бы иметь в терапевтическом за-
ле распятие как орудие терапии. Моя рационализация звучала так,  что  мы
являемся свидетелями проявления юнгианского архетипа, для которого Крест
может быть подходящим архетипическим противоядием.
   Но скоро мне стало ясно, что мои эмоции, будь то страх или  агрессия,
делают ситуацию и эту сущность более реальными. Я не мог  удержаться  от
воспоминаний о телефильме "Звездный путь", где чуждая сущность  питалась
человеческими эмоциями. Я понял, что необходимо оставаться  спокойным  и
сосредоточенным. Я решил погрузиться  в  медитативное  состояние,  держа
Флору за ее скрюченную руку и пытаясь представить ее себе  такой,  какой
она была раньше. В то же время я старался визуализировать капсулу света,
охватывающую нас обоих, основываясь на полярности света и зла. Это  дли-
лось около двух часов. С субъективной точки зрения это были самые  длин-
ные часы в моей жизни, если не говорить о моих собственных психоделичес-
ких сеансах.

   В конце концов рука Флоры расслабилась, и она вернулась в свое  обыч-
ное состояние; это изменение было столь же резким, как внезапное появле-
ние этого особого состояния. Я скоро обнаружил, что она ничег,о не  пом-
нит о том, что происходило в эти два часа. Позже в своем отчете она опи-
сывала первые два часа и затем продолжала описание, переходя к тому, что
происходило после "состояния одержимости". Я  серьезно  задумался,  сле-
дует ли обсуждать с ней то, что происходило во время ее амнезии,  и  ре-
шил отказаться от этого. Не было никаких причин  вводить  столь  мрачную
тему в ее сознание.
   К моему глубокому удивлению, сеанс привел к удивительному  терапевти-
ческому прорыву. Флора избавилась от суицидальных наклонностей и  по-но-
вому оценила жизнь. Она перестала пить, отказалась от героина и барбиту-
ратов и стала ревностно посещать встречи маленькой религиозной группы  в
Катонсвилле. Лицевой спазм почти прошел; по-видимому, энергия его разря-
дилась во время двукчасового поддержания "маски зла". Хотя  боль  иногда
возвращалась, но столь незначительная, что это не требовало никакого ле-
чения.
   Флора попробовала вступить в гетеросексуальные отношения и даже  выш-
ла замуж. Однако это не принесло удовлетворения: она  была  способна  на
половое сношение, но нашла его неприятным и болезненным.  Брак  распался
через три месяца, и Флора вернулась с лесбиянским отношениям, но  уже  с
гораздо меньшим чувством вины. Ее состояние  настолько  улучшилось,  что
она смогла работать водителем такси. Хотя последующие  годы  прошли  для
нее с переменным успехом, ей не пришлось возвращаться в  психиатрическую
клинику, которую чуть было не превратили в ее дом. Возможно, Флора полу-
чила бы дальнейшее облегчение, если бы могла продолжить  ЛСД-терапию.  К
сожалению, по инструкции НИМХ психоделическое лечение  должно  ограничи-
ваться тремя сеансами с высокой дозой.

                           Возможносги и ыели
                    эмпирического самоисслелования

      Вы не можете как следует радоваться миру, если море само  не  пле-
      щется в ваших венах, если вы не одеты в  небеса  и  не  коронованы
      звездами. И считайте себя единственным наследником всего мира -  в
      тем большей степени, что в мире есть и другие такие же  единствен-
      ные наследники, как и вы.

                                                            Томас Траерн

   Из сказанного ранее должно быть понятно, что самоисследование  с  по-
мощью психоделиков или мощных немедикаментозных  эмпирических  техник  -
это нелегкое дело, за которое не следует приниматься необдуманно.  Такое
исследование может привести к весьма необычным  состояниям  сознания,  к
значительному эмоциональному страданию и тяжелым психосоматическим  ощу-
щениям. Кроме того, для эмоционально неустойчивых людей такое исследова-
ние представляет и некоторую долю возможного риска. Естественно в  таком
случае задать вопрос: какую пользу  может  принести  все  это  и  почему
кто-то может захотеть подвергнуться такой процедуре?
   Психоделическое и холотропное самоисследование выросло  из  клиничес-
кой работы с психиатрическими пациентами, из стремления найти более  эф-
фективные способы помощи. Первое и наиболее очевидное основание для  то-
го, чтобы предпринять подобное самоисследование, состоит в том, что  оно
представляет собой более эффективную алътернативу  известным  вербальным
формам психотерапии, требующим очень много времени и  очень  дорогим,  а
также способно работать с различными формами психопатологии, не  поддаю-
щимися традиционным методам и средствам.

   Однако эмпирическая работа показала, что  люди,  которые  могут  счи-
таться нормальными по обычным стандартам в  западной  психиатрии,  часто
пользуются жизненными стратегиями, оказывающимися неудовлетворительными,
направленными против них и даже саморазрушительными, и часто  живут  го-
раздо ниже своих человеческих возможностей. Второе  серьезное  основание
для эмпирического самоисследования состоит, таким образом, в поисках бо-
лее удовлетворяющего подхода к жизни и новых способов бытия.
   Наконец, современные исследования сознания подтвердили имеющее за со-
бой не одну сотню лет утверждение философии, что общепринятая реальность
открывает лишь один из аспектов или  фрагментов  реальности.  Существуют
важные области реальности, являющиеся трансцендентальными и трансфеноме-
налъными. Стремление людей обрести доступ к духовному миру -  это  очень
мощная и важная сила. По своей природе она напоминает сексуальность,  но
более фундаментальна и требовательна. Отрицание и подавление  стремления
к трансцендентальному вносит серьезные нарушения в жизнь человека как на
индивидуальной, так и на общественной шкале. Эмпирическое самоисследова-
ние - важное средство философского и духовного поиска.  Оно  может  слу-
жить связыванию собственного существования с трансперсональным миром.
   Ниже я кратко рассмотрю возможности эмпирического самоисследования  в
этих трех областях и коснусь возникающих при этом проблем.

                 Эмоциональная и психосоматическая терапия

   Эмпирические формы психотерапии обладают способностью ослаблять  пси-
хологические сопротивления и защитные механизмы гораздо более  эффектив-
но, чем вербальные. Довольно часто уже на первом сеансе  психоделической
или холотропной дыхательной терапии удается достичь  воспоминания  мате-
риала раннего детства, переживания биологического рождения и даже  тран-
сперсональных переживаний. В некоторых случаях драматические  прорывы  и
устойчивые психологические изменения достигаются  в  течение  нескольких
часов или дней. Хотя это далеко не всегда так, но бывает, что одно  пси-
ходелическое или холотропное переживание приводит к значительным измене-
ниям личности или разрешает хроническую эмоциональную  или  психосомати-
ческую проблему. В других случаях один сеанс может стать важным поворот-
ным пунктом в жизни человека. В более скромном и более обычном  варианте
после действительно хорошего  эмпирического  сеанса  человек  ясно  чув-
ствует, что произошло нечто важное и что ему стало определенно лучше.
   Это выгодно отличается от ориентированных на  биографические  подроб-
ности вербальных форм терапии, где нужны месяцы  или  годы,  чтобы  доб-
раться до материала детства, реконструируя его из воспоминаний,  свобод-
ных ассоциаций, снов, "психопатологии  обыденной  жизни",  невротических
симптомов и искажений переноса. Терапевтические изменения при таком под-
ходе если и появляются, то медленно и постепенно, в течение  длительного
периода времени.
   Неудивителъно, что мощность и эффективность эмпирических  форм  тера-
пии, использующих терапевтический потенциал необычных  состояний  созна-
ния, имеет и теневую сторону и что эти процедуры сопряжены с  определен-
ным риском. Как правило, если сеанс  проводится  с  людьми,  обладающими
достаточным эмоциональным равновесием, в соответствующей обстановке, при
правильной организации и под наблюдением опытного терапевта, проблемы не
возникают. В таких условиях значительные результаты достигаются с  мини-
мальным риском. Но чем больше мы переходим в область клинической  психо-
патологии, тем важнее становятся осторожность и поддержка.
   Эмпирическая работа с людьми, подвергавшимися психиатрической  госпи-
тализации, может проводиться только в том случае, если при  необходимос-
ти пациенту будет оказана помощь. В контексте холотропной терапии значи-
тельная активизация бессознательной динамики не является осложнением или
препятствием, как это рассматривается в традиционной терапии, - это нор-
мальное и естественное следствие терапевтической процедуры. Однако  если
процесс становится слишком активным и выходит за пределы сеансов, то это
может потребовать принятия специальных мер.
   Нам часто задают вопрос, можно ли проводить глубокое эмпирическое са-
моисследование без ведущего или сидящего. В общем это делать не рекомен-
дуется. Даже если некоторые люди, после определенного  начального  опыта
полагают, что они могут сами успешно проводить свои сеансы, это в значи-
тельной степени изменяет соотношение между риском и потенциальным  успе-
хом.
   Есть несколько важных оснований для того, чтобы, отправляясь в глубо-
кие тайники своей психики, позаботиться о том, чтобы кто-нибудь  обеспе-
чивал заботу о реальных аспектах ситуации. В принципе невозможно  преду-
гадать, когда определенный сеанс приведет к встрече с неприятным  и  де-
зорганизующим бессознательным материалом. Это может произойти даже y хо-
рошо приспособленного человека после ряда сеансов, не создавших  никаких
проблем. Если в качестве средства самоисследования используются  большие
дозы психоделиков и если человек работает  над  серьезной  эмоциональной
или психосоматической проблемой, значительные трудности и  испытания  во
время сеансов являются скорее нормой, чем исключением. Присутствие чело-
века, к которому пациент и"пытывает доверие,  может  оказаться  решающим
фактором, обеспечивающим безопасность процедуры и меру успеха определен-
ного сеанса.
   Но вероятность того, что определенные аспекты переживаний будут опас-
ными и человек может не справиться с ними в одиночку, - не  единственная
причина потребности в сидящем. Существуют и другие ситуации, "огда  при-
сутствие лица, которому проходящий испытание доверяет,  является  решаю-
щим фактором терапевтического успеха сеанса.  Существуют  важные  стадии
процесса эмпирического самоисследования, которые требуют  полной  потери
контроля над собой, "отпускания" себя. В принципе это очень  целительное
и трансформирующее переживание. Однако человеку может  быть  трудно  или
даже невозможно войти в такое состояние, если рядом нет кого-то, способ-
ного обеспечить поддержку. Потеря контроля, в условиях, когда за приняв-
шим психоделик никто не следит, может привести к серьезным  последствиям
для лица, проходящего сеанс, или для других людей. В такой ситуации жиз-
ненно необходимо, чтобы определенная часть личности оставалась не вовле-
ченной  в  процесс  переживания  и  обеспечивала  необходимую  связь   с
реальностью. Лишь присутствие помощника, которому можно доверить обеспе-
чение безопасности ситуации, дает возможность полностью и безусловно от-
казаться от контроля.
   Еще одной важной причиной необходимости помощника, или сидящего,  яв-
ляется работа над проблемами, касающимися человеческих отношений. Я  уже
говорил о важности терапевтического физического контакта и  анаклитичес-
кого удовлетворения во время проявления травм, которые связаны не с "CO-
вершениемэ чего-то, а с отсутствием необходимой ребенку поддержки. В та-
кой ситуации присутствие теплого и понимающего  человека  крайне  сущес-
твенно. Ведь заново пережить первоначальную травмирующую ситуацию и  об-
наружить, что ты снова один, - это может оказаться не  терапевтичным,  а
наоборот, усиливающим исходную травму. Точно также повторное  проживание
ситуации, которая привела к разрушению фундаментального доверия, не  мо-
жет быть успешно разрешено без корректирующего человеческого  опыта.  Не
следует недооценивать возможность и поделиться  интимнейшими  психологи-
ческими событиями и получить безусловное принятие, независимо от  харак-
тера переживаний.
   Наконец, еще одна причина необходимости в опытном ассистенте  состоит
в том, что фокусированная работа с телом является важным компонентом хо-
лотропной терапии, в особенности в заключительной фазе  некоторых  сеан-
сов. Когда  остаются  неразрешенные  эмоциональные  и  психосоматические
проблемы, хорашая интеграция может быть обеспечена использованием  ранее
описанных принципов. Совершенно очевидно, что это потребует  присутствия
другого человека; при сеансе, проводимом в одиночку, эта часть  процеду-
ры либо вообще отсутствует, либо может быть проведена лишь в  очень  ус-
ловной форме.
   Говоря о терапевтических возможностях необычных состояний сознания, я
не буду касаться тех из них, которые индуцируются психоделиками. Это об-
ширная и сложная тема, требующая особого внимания. Существует  несколько
основных групп психоделиков с несколько различающимися воздействиями,  с
которыми связаны до некоторой степени специфические проблемы. Исследова-
тели создали в этой области несколько форм терапии, принципиально  отли-
чаюшихся по своей основе, по технике дозирования, организации сеансов  и
т.д.
   Кроме того, использование психоделиков осложняется многими  факторами
эмоционального, политического, юридического и административного характе-
ра. Поэтому я предлагаю лишь краткий и поверхностный обзор этой области,
отсылая заинтересованных читателей к приложению к этой книге  и  к  моей
ранней книге "ЛСД-психотерапия" (Grof, 1980), которая  посвящена  непос-
редственно клиническому использованию психоделиков  -  технике,  показа-
ниям и противопоказаниям, трудностям и осложнениям, терапевтическим воз-
можностям и результатам.
   Обзор литературы по психоделикам показывает,  что  удовлетворительные
результаты были получены в широком спектре клинических проблем,  включая
депрессии, фобии и другие  типы  психоневрозов,  психосоматические  рас-
стройства, расстройства характера, сексуальные отклонения,  криминальное
поведение, алкоголизм, наркоманию и даже психозы. Две области, где  были
достигнчты успешные  результаты,  заслуживают  специального  упоминания.
Первая - это использование психоделической терапии для облегчения  физи-
ческих и эмоциональных страданий безнадежных раковых больных  (Grof  and
Halifax, 1977). Вторая - психоделические сеансы для  бывших  заключенных
концентрационных лагерей, помогающие им преодолеть так называемый  "син-
дром концлагеря"  -  отложенную  травматическую  реакцию  на  заключение
(Bastians, n.d.).
   Хотя большинство сведений и основано на клинических  данных  терапев-
тов, некоторые подтверждаются специальными контролируемыми исследования-
ми. Группа психиатров и психологов в Мэрилендском  центре  психиатричес-
ких исследований (штат Балтимор), в которой я принимал участие  в  тече-
ние семи лет, проводила контролируемые клинические исследования  воздей-
ствия ЛСД, ДПТ (дипропилтриптамин) и МДА (метилендиоксиамфетамин) на ал-
коголиков, наркоманов и онкологических больных и получила  значимые  ре-
зультаты (Grof, 1980)
   Терапевтическая работа с психоделиками имеет длинную и богатую  исто-
рию, насчитывающую более четверти века. Она проводилась многими  индиви-
дуальными исследователями и терапевтическими группами в различных  стра-
нах мира. В отличие от этого, систематические клинические исследования и
контролируемое изучение холотропной терапии еще не проводились. Однако в
течение многих лет мы видели терапевтические результаты, которые  безус-
ловно оправдывают систематические исследования этой многообещающей  фор-
мы терапии. Многие из этих результатов были настолько  драматическими  и
убедительными, что вряд ли нуждаются в подтверждении контролируемыми ис-
следованиями.
   Оценивая результаты холотропной терапии, нужно иметь в виду, что  си-
туация здесь во многих отношениях отличается от того, с чем мы имеем де-
ло в вербальной терапии. Драматические изменения могут произойти в тече-
ние нескольких часов или дней и затронуть в  некоторых  случаях  эмоцио-
нальные и психосоматические состояния, сохранявшиеся  в  течение  многих
лет. Посколъку они явным образом связаны с терапевтическим сеансом и его
специфическим содержанием, причинная связь между холотропной  процедурой
и результатами не может вызвать никаких обоснованных сомнений.
   В отличие от этого, динамика симптомов в  большинстве  типичных  вер-
бальных психотерапевтических подходов растягивается на много месяцев или
лет. На такой значительной временной  шкале  изменения  происходят  нас-
только медленно, что их трудно оценить. Сомнительной также является при-
чинная связь между тем, что происходит на психотерапевтических  сеансах,
и имеющими место изменениями. Вполне возможно,  что  изменения  отражают
спонтанную динамику симптомов и что они происходили бы без всякой  тера-
пии. Кроме того, они могут быть вызваны множеством  событий,  происходя-
щих в жизни пациента за столь длительное время. Такова, во  всяком  слу-
чае,  позиция  многих  известных  критиков  психоанализа  (Еуеsenk   and
Rachman, 1965).
   Среди изменений, которые мы наблюдали во время наших рабочих  семина-
ров, были прояснения хронических депрессий,  драматические  освобождения
от  состояний  тревоги  и  фобий,  исчезновение  головных  болей,   мен-
струальных  спазмов,  различного  рода  психосоматических  болей.  Часто
встречается также облегчение общих мышечных напряжений, раскрытие  биоэ-
нергетических блокировок в полости носа, в горле, груди, в  брюшной  по-
лости, в области таза, в матке и прямой кишке.
   В некоторых случаях энергетическое разблокирование сопровождалось ос-
вобождением от хронических инфекций в этих областях  -  вроде  синусита,
фарингита, бронхита или цистита. По-видимому, энергетические блоки  свя-
заны с вазоконтрикцией (сжатием сосудо").  Недостаток  кровотока  и  его
составляющих, играющих важную роль в защите организма от  инфекции  (бе-
лые кровяные клетки и различные антитела), ведет к тому, что  ткань  или
тот или иной орган не могут защититься от бактерий, Когда блокировка ис-
чезает, человек, как правило, отмечает тепло и поток энергии в  соответ-
ствующей области. При этом хронические инфекции исчезают в течение  нес-
кольких дней.
   Это указывает на то, что холотропная терапия в будущем  может  играть
важную роль как дополнение при лечении многих состояний, которые  прежде
относились к чисто медицинской области. Я уже отмечал ранее, что мы  ви-
дели на наших семинарах несколько случаев  драматического  выздоровления
от болезни Рейно. Трудности периферической циркуляции в  руках  исчезают
после освобождения от энергетических блоков в соответствующих областях.
   Наши наблюдения относительно психогенной астмы заслуживают здесь спе-
циального упоминания. Можно было бы предположить, что техника,  основан-
ная прежде всего на интенсивном дыхании, не может служить средством  для
астматиков; однако это не совсем так. Хотя астматики поначалу и относят-
ся к сеансам со страхом и предубеждением, нам приходилось наблюдать зна-
чительные улучшения после нескольких холотропных  сеансов  y  нескольких
больных. Иногда люди, страдавшие от  ежедневных  приступов,  практически
забывали о них на несколько месяцев или лет. Необходимое условие для ра-
боты с астматиками - хорошее  сердечно-сосудистое  состояние,  поскольку
сеанс предполагает значительный эмоциональный и физический стресс.
   Холотропные сеансы с астматиками раньше или позже  вызывают  астмати-
ческие симптомы. Когда дыхание становится затрудненным, помощнику  необ-
ходимо перейти к фокусированной работе с телом и добиться полного отреа-
гирования, когда дышащий выражает себя голосом,  различными  движениями,
кашлем и другими возможными способами. Как только дыхательные  пути  от-
крываются, ему следует вернуться к интенсивному дыханию. Это  повторяет-
ся до тех пор, пока интенсивное  дыхание  не  перестает  вызывать  дыха-
тельных спазмов. По завершении необходимого объема  работы  такого  рода
дыхательные пути остаются постоянно свободными  и  наступает  устойчивое
улучшение.
   То, что в психоделической  и  холотропной  терапии  значительные  ре-
зультаты достигаются в течение нескольких дней или даже  часов,  кажется
невероятным терапевтам, привыкшим к чисто вербальным техникам и не  учи-
тывающим перинатального и трансперсонального уровней психики. Чтобы  от-
нестись серьезно к таким утверждениям, нужно представить себе глубину  и
интенсивность переживаний, возникающих в  эмпирических  формах  терапии.
Психологическое переживание смерти может  быть  настолько  убедительным,
что его трудно отличить от реальных биологических опасностей и  биологи-
ческой угрозы жизни; эпизоды психической дезорганизации выглядят как су-
масшествие, полная потеря контроля может длиться несколько минут;  чело-
век задыхается, долгое время находится в треморе,  молотит  конечностями
по всему вокруг себя. Интенсивность подобных  переживаний  трудно  пере-
дать словами; это нужно пережить или, по  крайней  мере,  видеть  своими
глазами.
   Хотя результаты эмпирической терапии могут быть в  отдельных  случаях
весьма драматическими, ее не следует рассматривать как панацею, гаранти-
рующую быстрые и впечатляющие результаты  в  каждом  конкретном  случае.
Одни люди могут получить исцеляющие и изменяющие жизнь переживания, дру-
гие же будут двигаться медленно и постепенно. Это особенно касается тех,
чья жизнь представляла собой сплошную цепь разочарований и неудач. Если,
например, человек пережил в качестве плода нахождение в  так  называемой
"плохой матке ", а затем трудные и сложные роды и эмоциональные труднос-
ти и лишенность поддержки в детстве, психоделическая или холотропная ра-
бота поставит его перед длинной вереницей травм с небольшим  количеством
позитивных, питающих переживаний. В такой ситуации важно  систематически
использовать физический контакт для постепенного  создания  "эго"  и  не
ожидать немедленных терапевтических результатов.
   Другой трудностью эмпирической терапии могут быть специфические тупи-
ки. Они возникают в ситуациях, когда разрешение проблемы в принципе воз-
можно, но требует крайне напряженных переживаний определенного  рода,  с
которыми человек не может или не хочет сталкиваться. Такого  рода  блоки
различны y различных людей. Это может быть страх психологической  смерти
(смерти "эго"), страх потерять контроль, страх сумасшествия. Или это мо-
жет быть нежелание пережить значительную  физическую  боль,  удушье  или
иные формы физического дискомфорта. Такого рода проблемы,  как  правило,
проявляются и в обычной жизни человека в форме специфических страхов или
симптомов: "Все, что угодно, но уж от рвоты я удержусь", "Для меня  важ-
нее всего контролировать себя в любых обстоятельствах",  "Однако  только
мысль о боли в лице сводит меня с ума" и т. д. В подобной ситуации тера-
певту необходимо определить природу тупика и помочь человеку  преодолеть
психологическое сопротивление, мешающее ему принять переживание.
   Я уже говорил, что эмпирическая психотерапия с  пациентами,  имеющими
значительные психические  нарушения  и  подвергавщимися  психиатрической
госпитализации, требует особых мер предосторожности. Нужен опытный веду-
щий и гарантированная постоянная поддержка в случае необходимости.  Если
же эти условия соблюдаются, результаты могут быть очень обнадеживающими.
Техники и терапевтические принципы, описанные в этой книге, можно успеш-
но применять в случае  глубоких  трансперсональных  кризисов  ("духовных
опасностейэ), принимаемых традиционной психиатрией за психоз - психичес-
кую болезнь неизвестной этиологии (S. and К. Grof, 1986).
   Терапевтические возможности и достижения психоделической и  холотроп-
ной терапии нелегко сравнивать с тем, что возможно в традиционных подхо-
дах. Значительные расхождения в  принципиальных  научных  и  философских
предпосылках заставляют рассматривать каждое из этих  ответвлений  тера-
пии в собственных рамках. Традиционная психотерапия  использует  сравни-
тельно слабые техники самоисследования, такие, как,  свободные  ассоциа-
ции или психотерапевтические интервыо, которые малоэффективны  для  про-
никновения в бессознательное. Однако и концептуальные рамки  этой  тера-
пии ограничены биографическим уровнем, и задача сводится к тому,  чтобы,
работая с постнатальным биографическим материалом, облегчить симптомы  и
улучшить приспособляемость человека к условиям его жизни.
   Психоделическая и холотропная терапия дает несравненно  более  эффек-
тивное средство доступа к бессознательной части психики. Однако работа с
этими техниками показывает, что корни большинства эмоциональных и психо-
соматических проблем лежат не на биографическом, а  на  перинатальном  и
трансперсональном уровнях. Цель их состоит не в том, чтобы вернуть осво-
божденного от симптомов человека к прежнему мировоззрению, системе  цен-
ностей и стилю жизни. Этот процесс предполагает  глубокую  трансформацию
личности, переопределение многих аспектов его жизни. В  какой-то  момент
эта форма терапии естественно переходит в серьезный философский и духов-
ный поиск, направленный на наиболее важные вопросы существования.  Когда
это происходит, процесс оказывается полностью открытым; духовный и фило-
софский поиск становится важным новым измерением жизни.

                  Стремление к более вознагражлаюшей
                           жизненной стратегии

   Возможности улучшения качества переживания человеком своей жизни  вы-
ходят за пределы ослабления или исключения психопатологии. В жизни  мно-
гих людей, не страдающих явными  эмоциональными  или  психосоматическими
симптомами и имеющих все внешние  условия  для  хорошего  существования,
оказывается мало смысла и свершений. Хорошим примером такой ситуации яв-
ляется состояние, которое  австрийский  психиатр,  основатель  экзистен-
циального анализа Виктор Франкл  назвал  ноогенной  депрессией  (Frankl,
1956). Человек не  страдает  очевидными  эмоциональными  расстройствами,
прекрасно функционирует в личной и профессиональной жизни. Друзья и  со-
седи завидуют ему, но сам он не видит смысла в своей жизни и  не  спссо-
бен получать удовлетворение от своих успехов. В других же случаях  люди,
которые являются "нормальными" с точки зрения традиционных психиатричес-
ких стандартов, переживают существенные отклонения в различных  областях
своей жизни и искажения восприятия, эмоций, мыслей и поведения.
   Эмпирическая психотерапия и самоисследование способны обнаружить фак-
торы, лежащие в основе подобных отклонений и дать возможность  исправить
положение. На биографическом уровне это могут быть специфические травма-
тические события детства, вмешивающиеся в функционирование человека и  в
определенные аспекты его межличностных отношений. Такие факты хорошо из-
вестны в традиционной динамической психотерапии. Так, травматические пе-
реживания, связанные с родителями или заменяющими их  авторитетами,  мо-
гут наложить свой отпечаток на все последующие отношения со старщими или
вообще наделенными авторитетом  людьми.  Сложности  в  интимных  эмоцио-
нальных взаимодействиях с матерью или отцом могут создать постоянно воз-
никающие проблемы с сексуальными партнерами. Отсутствие братьев  и  сес-
тер, или соперничество с братьями и  сестрами,  или  иные  специфические
проблемы в отношениях с ними могут в последующем привести  к  трудностям
со сверстниками - одноклассниками, друзьями, сослуживцами, сотрудниками.
Повторное переживание и интеграция травм,  лежащих  в  основе  жизненных
проблем человека может оказать на него благоприятное воздействие,
   Рсли эмпирическое самоисследование выходит  за  пределы  биографии  и
достигает перинатального уровня бессознательного, человек, как  правило,
делает для себя значительное открытие: он  обнаруживает,  что  неподлин-
ность его жизни не ограничена определенными частичными аспектами,  опре-
деляемыаи "специфическими детскими травмами"; сам подход к жизнн и  жиз-
ненная стратегия неправильны и принципиально искажены. Это тотальное ис-
кажение экзистенциальной перспективы основано на том, что действия чело-
века управляются на глубоко бессознательном уровне  неразрешенной  трав-
мой рождения и связанным с ней страхом смерти. Это  ведет  к  различного
рода беслолезным и вредоносным способам поведения и лишает человека дос-
тупа к более позитивным и плодотворным жизненным стратегиям.
   Многочисленные наблюдения показывают, что доминирование одной из  не-
гативных перинатальных матриц создает y человека подход к  жизни,  кото-
рый не только не приносит удовлетворения, но оказывается  в  более  дли-
тельной перспективе разрушительным и  саморазрушительным.  Если  психика
находится под влиянием БПМ-II, недостаточно сильным, чтобы выразиться  в
проявленной психопатологии, человек оказывается в своей жизни пассивным,
уступчивым, покорным. БПМ- Ill в подобных условиях порождает  так  назы-
ваемых "опьяненных трудом", людей,  склонных  к  бессмысленной  суете  и
"крысиным бегам".
   Динамика БПМ-III принуждает к следованию  линейной  траектории,  соз-
дает неослабевающее стремление к неким целям в будущем. Поскольку в пси-
хике человека доминируют воспоминания о болезненной ограниченности в ро-
довом канале, он никогда не переживает настоящий момент и данные обстоя-
тельства как полностью удовлетворительные. Мир и собственная жизнь всег-
да сосредоточены на том, чего не хватает, что не удовлетворяет, что неп-
равильно, выказывая в то же время недостаток способности или полную нес-
пособность ценить то, что есть, наслаждаться этим и извлекать из имеюще-
гося максимум того, что можно извлечь. Важно подчеркнуть, что эта  мане-
ра поВедения действует независимо от внешних обстоятельств  и  не  может
быть изменена никакими достижениями. Человек  чувствует  неудовлетворен-
ность тем, как он выглядит, своими способностями, достижениями,  имущес-
твом, известностью или властью - независимо от того, какова реальная си-
туация, и часто это совершенно не соответствует мнению  окружающих.  Как
рождающийся младенец, переживающий болезненное сдавливание в родовом ка-
нале, человек, находящийся  под  влиянием  БПМ-III,  всегда  борется  за
что-то иное, чем то, что он имеет в действительности. Он ожидает  разре-
шения проблем и получения удовлетворения от каких-то достижений в  буду-
щем.
   Цели, которые фантазия предлагает такому человеку в  качестве  несом-
ненных источников будущего счастья, могут легко быть поняты как суррога-
ты психологического совершения биологического рождения, а также  постна-
тального или пренатального удовлетворения и безопасности. Поскольку  эти
цели являются всего лишь психологическими подменами,  достижение  их  не
может принести и не приносит истинного удовлетворения. Стратегия,  осно-
ванная на динамике БПМ-III, - это всегда стратегия проигрыша,  независи-
мо от того, достигаются ли цели, поскольку она основана на ложных  пред-
посылках и не приводит к предполагаемым результатам.
   Неудача в достижении специфической цели, от которой  ожидалось  удов-
летворение, усиливает обманчивое представление, что счастье  зависит  от
внешних факторов. В таком случае человек, как правило, предполагает, что
если бы он достиг успеха, все было бы иначе. Когда же цель  бывает  дос-
тигнута, то это зачастую не приносит ожидавшегося  психологического  ре-
зультата. Но и это обычно не приводит к пониманию того,  что  стратегия,
связывающая счастье с успехом провалилась, что она была неправильно выб-
рана. Возникающая неудолетворенность приводит к возникновению новых пла-
нов или планов еще более  грандиозных.  Наиболее  важная  характеристика
стратегии, чреватой поражением, состоит в том, что она отказывается  це-
нить имеющееся и сосредотачивается на воображаемых проектах будущего.
   В таком умонастроении другие люди  воспринимаются  как  соперники,  а
природа - чем-то враждебным, чем-то, что нужно  покорить  и  контролиро-
вать. Историческая первая ясная формулировка таких  установок  принадле-
жит Фрэнсису Бэкону, определившему основы стратегии нового  эмпирическо-
го метода западной науки. 0 природе он говорил следующим образом:  "При-
роду следует загнать собаками, вздернуть на дыбу, изнасиловать, ее  нуж-
но пытать, чтобы заставить выдать свои тайны ученым,  ее  нужно  превра-
тить в рабу, ограничить и управлять ею" (Васоn, 1870). Понадобилось нес-
колько веков, чтобы понять, что такого рода идеи  опасны  и  в  конечном
счете разрушительны и саморазрушительны. С развитием современной  техно-
логии они оказываются прекрасным рецептом самоубийства для планеты.
   В общечеловеческом масштабе подобное умонастроение порождает  филосо-
фию и жизненную стратегию, основанную на силе, соперничестве и  односто-
роннем контроле, восславляет линейный прогресс  и  неограниченный  рост.
Материальная выгода и увеличение  национального  дохода  рассматриваются
как основной критерий благосостояния и  мера  уровня  жизни.  Идеология,
экономическая и политическая стратегия, вырастающие  из  такого  умонас-
троения, приводят человека к серьезному конфликту с его собственной при-
родой как живой системой и с фундаментальными законами Вселенной.
   Поскольку все биологические организмы и системы критически зависят от
поддержания оптимальных параметров, максимализация в преследовании опре-
деленных целей - это неестественная и опасная стратегия.  Во  Вселенной,
природа которой циклична, такая стратегия требует необратимого  линейно-
го движения и неограниченного роста. В перспективе это  означает  полное
истощение невосстановимых природных ресурсов, особенно ископаемых  энер-
гоносителей, накопление токсичных отходов, загрязняющих воздух,  воду  и
почву - все жизненно важные условия поддержания жизни. Кроме того,  этот
подход к жизни утверждает соперничество и дарвиновское "выживание наибо-
лее приспособленных" как естественные и здоровые принципы  существования
и неспособен к признанию необходимости синергии и кооперации.
   Когда человек оказывается способным преодолеть доминирование негатив-
ных перинатальных матриц и восстановить в себе опыт позитивного  симбио-
тического обмена с материнским организмом во время нахождения в  утробе,
ситуация радикально меняется. Опыт взаимодействия  с  матерью  в  прена-
тальном и раннем постнатальном периодах на уровне  взрослого  эквивален-
тен отношениям человека с человечеством и со всем миром, будучи прототи-
пом последнего. Тип и качество перинатальной матрицы, оказывающей  влия-
ние на психику человека, в значительной мере определяет  не  только  его
внутренние субъективные переживания, но и его отношение к другим  людям,
к природе, к существованию в целом.
   Когда человек в процессе глубинного самоисследования  лереживает  ко-
ренной сдвиг от негативной перинатальной матрицы к  позитивной,  y  него
значительно возрастает способность радоваться жизни  и  интерес  к  ней.
Первоначальный опыт безмятежного пренатального существования  и  заботы,
связанные с этими матрицами, находятся во взаимосвязи с  чувством  удов-
летворения и вечности момента в настоящем. Когда эти переживания  прони-
зывают опыт повседневной жизни, становится возможно  получать  интенсив-
ное удовлетворение в каждый момент и в каждой обычной ситуации - от еды,
простых человеческих контактов, работы, секса, искусства, музыки, прогу-
лок на природе. Это в значительной степени уменьшает постоянное стремле-
ние к сложным целям и ложным надеждам. При таком умонастроении становит-
ся понятно, что мерой является качество собственного опыта, а  не  коли-
чество достижений или материальных благ.
   Эти изменения сопровождаются спонтанным возникновением глубокого  по-
нимания экологии. Бэконианское отношение к природе (  "Матери-природе"),
описанное ранее, строится вокруг опасных и  антагонистических  пережива-
ний младенца во время биологического рождения. Новые ценности и установ-
ки отображают симбиотический опыт плода во вре"я пренатального существо-
вания и опыт младенца в симбиозе с матерью в  начальном  периоде  жизни.
Синергия, взаимное питание и взаимодополняемость  автоматически  сменяют
установки на соперничество и эксплуатацию, характерные для старой систе-
мы ценностей. Представление о человеческом существовании как  борьбе  не
на жизнь, а на смерть, за выживание в мире,  руководимом  законом  джун-
глей, уступает место новому видению жизни  как  проявлению  космического
танца или божественной игры.
   Значительно снижается уровень агрессивности; чувство связи  и  фунда-
ментального единства с миром ведет к сексуальной,  политической,  нацио-
нальной, культурной, расовой терпимости. В новом контексте различия  пе-
рестают быть угрозой, превращаясь в интересные  и  желательные  вариации
единой космической сети. Это новое видение мира  ведет  к  "добровольной
простоте" (E 1giп, 1981), которая понимается как выражение глубокой муд-
рости. Становится также очевидным, что единственная надежда  на  полити-
ческое, социальное и экономическое разрешение нынешнего всемирного  кри-
зиса может исходить лишь из трансперсональной перспективы,  преодолеваю-
щей безнадежную психологию "они против нас", порождающую лишь  маятнико-
вые сдвиги, состоящие в смене ролей угнетателей и угнетаемых.
   Важно подчеркнуть, что описанные изменения не должны вызывать  потери
интереса к творческой деятельности В  большинстве  случаев  имеет  место
противоположное. Поскольку чловек может  располагать  большей  энергией,
работа становится более продуктивной, требует меньше усилий, если только
он находит ее совместимой со своей  жизненной  философией.  В  некоторых
случаях возможно оставление определенной деятельности, если  она  оказы-
вается неподходящей или если ее мотивация теперь кажется ошибочной.
   Ключом ко всем этим изменениям является радикальный сдвиг от  эмоцио-
нальной и психосоматической настроенности на динамику негативных перина-
тальных матриц к  переживанию  в  опыте  позитивных  элементов  БПМ-1  и
БПМ-1Ч. Подобные  изменения  не  происходят  или  происходят  в  гораздо
меньшей степени y тех людей, чей перинатальный  и  ранний  постнатальный
опыт не содержит достаточного количества питающих эмоциональных и биоло-
гических переживаний или преимущественно травматичен ( "плохая матка"  и
"плохая грудь"). Для таких людей движение в  указанном  направлении  яв-
ляется медленным и требует много времени.  Среди  прочих  элементов  оно
нуждается в прямо анаклитическом удовлетворении  во  время  регрессивной
терапевтической работы, обеспечивающем коррекцию эмоциональной  деприва-
ции и отверженности в раннем детстве
   До сих пор я описывал возможности психоделической и холотропной тера-
пии в коррекции негативных психологических последствий травмы  рождения.
Однако данные эмпирической работы содержат также важные указания  по  их
предотвращению. Они в значительной степени поддерживают современные  по-
пытки переориентировать акушерство от дегуманизированной  технологии  на
понимание и учет биологических, психологических и духовных измерений бе-
ременности и родов как критических факторов, определяющих будущее  чело-
ве"а и общества.
   Психологическая и  физическая  гигиена  беременности,хорошая  эмоцио-
нальная и соматическая подготовка к родам, роды без  насилия  по  Лебойе
(Leboyer, 1975), рождение  в  воду  по  Игорю  Чарковскому  (Sidenbladh,
1983), предоставление достаточного времени для симбиотического  контакта
между матерью и ребенком, возможностей осуществления их взаимной  связи,
кормление грудью - все это крайне важные факторы не только для  будущего
отдельного человека, но, возможно, и для будущего планеты. С другой сто-
роны, возможность зачатия и роста в специальных  пробирках,  заморажива-
ние зародышей, вживляемых позже в матку, искусственное сохранение  жизни
ребенка при внематочной беременности не всегда обеспечивает условия  для
здорового психологического разрития ребенка. Нужно  провести  как  можно
больше исследований, прежде чем использовать подобные техники  в  массо-
вом порядке.
   Мы рассмотрели изменения в иерархии ценностей и жизненной  стратегии,
происходящие y человека в связи с проживанием  перинатальной  последова-
тельности. Эти изменения становятся более явными, устойчивыми и тонкими,
когда человек эмпирически связывается с  трансперсональным  миром,  Если
этап смерти-возрождения начинает процесс духовного раскрытия,  транспер-
сональные переживания открывают и подтверждают самыми различными путями,
что глубинная динамика человеческой психики в сущности своей  духовна  и
что духовность является важнейшим измерением мироздания. Важность духов-
ного и философского поиска в человеческой жизни мы рассмотрим в  следую-
щем разделе.

Из коллекции PsyTechServer'а    (c) 1997-2004