Станислав Гроф "Путешествие в поисках себя"

Часть 1  Часть 2  Часть 3  Часть 4  Часть 5  Часть 6  Часть 7  Часть 8  Часть 9


                       Процедура холотропной терапии

   Описав основные элементы холотропной терапии -  интенсивное  дыхание,
использование музыки и работу с телом, перейду теперь к  тому,  как  она
проводится. Принципы холотропной терапии очень просты. Во  время  подго-
товки, предшествующей холотропному сеансу, мы знакомим участников с рас-
ширенной картографией психики, включающей уровень биографических  воспо-
минаний, элементы процесса смерти и возрождения и широкий  спектр  тран-
сперсональных переживаний. Мы стараемся обьяснить, что любое из этих пе-
реживаний совершенно естественно и что они возникают  в  данных  обстоя-
тельствах y самых разных людей.
   В словесной психотерапии сопротивление принимает форМу  эмоциональных
и даже психосоматических защит, как показал Райх в своей концепции  "мы-
шечного панциря характера". Новые эмпирические техники эффективно  прео-
долевают эмоциональную и психосоматическую блокировку, так что  это  пе-
рестает быть проблемой. Наиболее важным защитным барьером при  работе  с
этими новыми техниками оказывается, как это  ни  удивительно,  интеллек-
туальный, или философский. Техники могут открыть доступ к областям  опы-
та, для которых в нашей культуре нет адекватных представлений.  Несмотря
на то что такие переживания, как перинатальные и трансперсональные фено-
мены могут быть целителы'ыми и трансформирующими, неподготовленный чело-
век западной культуры начинает с ними бороться и блокировать их,  потому
что они кажутся странными, причудливыми или даже психопатологическими.
   По этой причине предварительная подготовка, включающая  описание  но-
вой расширенной картографии психики, является  важной  частью  процедуры
холотропной терапии. На некоторых наших семинарах  люди  с  традиционной
научной подготовкой выдвигали возражение,  что  такая  подготовка  может
оказаться индоктринацией, то есть может внушать переживания, которые бу-
дут испытаны позже во время сеанса. Мой опыт говорит, что опасность  ин-
доктринации минимальна. В начале своих  психоделических  исследований  я
многократно наблюдал, как пациенты спонтанно и без всякого  программиро-
вания входили в перинаталъную и трансперсональную области, - задолго  до
того, как я очертил картографию бессознательного, о  которой  мы  теперь
рассказываем перед психоделическими и холотропными сеансами.
   Я также сам видел не раз, что перинатальные и трансперсональные пере-
живания возникают в психоделических или холотропных сеансах,  проводимых
без должной подготовки или вообще без всякой  подготовки.  Поэтому  они,
несомненно, являются подлинными проявлениями психики, не требующими  ни-
какого программирования. Важно также иметь в виду, что во  время  подго-
товки говорится о полном спектре  возможного  человеческого  опыта;  ак-
туальные же переживания во время холотропного сеанса представляют  собой
лишь небольшой, узкий фрагмент того, о чем шла речь, так что выбор  дол-
жен происходить на основании важных личных причин. При  том,  что  опас-
ность индоктринации представляется минимальной, вхождение в  переживание
без необходимого предупреждения и информации может  оказаться  серьезным
препятствием  из-за  сильного  предубеждения,  имеющего  место  в  нашей
культуре
   Другая важная часть подготовки касается технической стороны процесса.
Дышащему предлагается провести весь сеанс, удобно откинувшись назад  или
лежа на спине, закрыть глаза и сосредоточиться на эмоциональных и психо-
соматических процессах, вызванных дыханием и музыкой, полностью  им  от-
даться, не пытаясь их оценивать. Рекомендуется также  воздерживаться  от
намеренного использования техник отреагирования или любых  иных  попыток
вмешиваться в переживания и влиять на них.  Общая  установка  напоминает
определенные моменты буддийской медитации: надо просто следить за возни-
кающими переживаниями, отмечать их и позволять им происходить.
   Подготовка включает также обсуждение важных правил работы с телом,  о
которых подробно говорилось выше. Когда все эти  моменты  в  достаточной
мере оказываются затронутыми, терапевт может перейти к организации само-
го сеанса.
   Важное требование и необходимая  предпосылка  холотропной  терапии  -
правильное размещение дышаших. Помещение должно быть таким, чтобы  учас-
тники группы, расположившись лежа, имели вокруг  себя  достаточно  прос-
транства. Оно должно быть хорошо изолировано от каких бы то ни было бес-
покоящих внешних факторов и обеспечивать возможность  громкого  звучания
музыки и полного голосового самовыражения участников  группы,  если  это
окажется необходимым.
   Пол должен быть обит мягким материалом или покрыт матами;  необходимо
иметь большой запас разного рода подушек, валиков и другого мягкого  ма-
териала. Лучше всего  проводить  сеанс  в  полузатемненной  комнате  или
пользоваться повязками для глаз. Многие люди находят, что яркий свет ме-
шает ходу переживаний. Необходим запас носовых  платков  и  тазиков  или
пластиковых пакетов для тех, кого может начать тошнить.
   Одежда должна быть легкой и удобной. Необходимо снять все, что  может
помешать дыханию и протеканию внутренних процессов, в том числе  очки  и
контактные линзы, вставные зубы,  тяжелые  серьги,  браслеты,  ожерелья,
пояса и часы.
   Существуют противопоказания, которые следует учесть прежде чем  чело-
век примет участие в холотропном сеансе, а такЖе состояния, которые  хо-
тя и не являются противопоказаниями, но требуют принятия специальных мер.
   Холотропная терапия может  приводить  к  драматическим  переживаниям,
сопровождающимся сильным эмоциональным и физическим стрессом.  Необходи-
мо исключить лиц с серьезными болезнями сердца, потому что для  них  это
может быть опасным. Сюда относятся пережитые сердечные приступы,  опера-
ции на сердце, кровоизлияйия в мозг, высокое кровяное давление, застаре-
лый атеросклероз, варикозное расширение вен. Рискованно принимать  учас-
тие в сеансе людям, недавно пережившим операции  или  повреждения  тела,
если заживление тканей не закончилось.
   Другим важным противопоказанием является  беременность,  особенно  на
поздних стадиях. Интенсивное дыхание вызывает сужение сосудов в  плацен-
те, так что Плод может лишиться достаточного кровоснабжения. Кроме того,
женщины, переживающие в психоделическом или XOлотропном сеансе собствен-
ное рождение, одновременно с этим сокращают матку;  случается,  что  они
переходят от состояния плода, пробивающего себе дорогу наружу, к состоя-
нию роженицы в момент рождения: Мы не раз встречались с тем, что y  жен-
щин после сеанса начиналась менструация, хотя по времени это была  сере-
дина цикла. Ограниченное кровоснабжение при  сильных  сокращениях  матки
опасны для плода и могут привести к выкидышу
   Относительным противопоказанием является эпилепсия. В медицине гипер-
вентиляция используется диагностически для усиления характерных для эпи-
лепсии волн энцефалограммы Таким образом, быстрое  дыхание  теоретически
может вызвать y эпилептика приступ. Правда, в течение нескольких лет  мы
имели дело с шестью пациентами, страдавшими эпилепсией. Они решились  На
участие в сеансе, учтя тот факт, что для человека,  лежащего  на  спине,
опасность минимальна, если сидящий заботится о том, чтобы в случае прис-
тупа защитить его язык.
   В эпилептических приступах наиболее опасны случаи,  когда  человек  в
момент приступа плывет, ведет машину или находится на  высоком  месте  с
возможностью упасть; такого рода последствия  обычно  опаснее,  чем  сам
приступ. Для человека же, лежащего на матрасе, опасность такого рода ми-
нимальна, если язык на всякий случай обвязан полотенцем, Однако ни  один
из этих шести участников не пережил приступа во время сеанса.  Некоторые
из  них  говорили,  что  холотропная  терапия  привела  к  значительному
уменьшению напряжения в организме, и считали, что  это  можно  использо-
вать в качестве превентивной меры, позволяющей удерживать напряжение ни-
же уровня, ведущего к эпилептической разрядке. Тем не менее  теоретичес-
ки возможно,  хотя  и  маловероятно,  еще  одно  осложнение,  называемое
"status epilepticus", непрерывная серия припадков, которую трудно  оста-
новить без специального медицинского вмешательства с  применением  соот-
ветствуюших медикаментов.
   Прочие противопоказания (или требования специальных мер  предосторож-
ности) очевидны без специальных медицинских  знаний.  Участие  в  сеансе
представляет для организма определенную эмоциональную и физическую  наг-
рузку. Это, естественно, не рекомендуется людям, ослабленным  или  исто-
щенным какой-либо болезнью. Особо следует отметить инфекционные  заболе-
вания, поскольку кашель и прочие явления могут в таком случае  представ-
лять для сидящего и других участников сеанса опасность заражения.
   Многие во время сеанса совершают интенсивные движения, часто  большой
амплитуды. Это требует особой предосторожности y тех, кто склонен к  вы-
вихам суставов, или y людей с патологически тонкими костями.  Если  сос-
тояние не настолько серьезно,  чтобы  помешать  человеку  участвовать  в
сеансе, то по меньшей мере следует сообщить об этом сидящему, чтобы  тот
мог предохранить дышащего от рискованных моментов.
   Что касается эмоциональных противопоказаний, то здесь необходимо спе-
циально остановиться на псйхопатологии и предыдущих госпитализациях. Хо-
лотропная терапия может быть очень эффективной  для  людей  с  глубокими
эмоциональными проблемами, в том числе  с  определенными  психотическими
состояниями. С практической точки зрения важно принимать во внимание два
момента - интенсивность симптомов  и  силу  "эго".  Проявленные  эмоцио-
нальные и психосоматические симптомы указывают на то,  что  эмоционально
нагруженный бессознательный материал лежит на поверхности. Само по  себе
это не является противопоказанием для холотропной терапии. Напротив,  во
многих случаях такие люди достигали значительных результатов  в  течение
нескольких сеансов, в особенности если человек имел изолированную психи-
ческую травму при сравнительно устойчивой личности.
   Более важным фактором для прогноза является  сила  Эго.  Эмпирическая
работа, как правило, более трудна и длительна для людей, не имеющих дос-
таточной опоры в общепринятой реальности, чья личность  неустойчива  или
экстравагантна, кому трудно поддерживать ясную границу между  внутренни-
ми процессами и внешним миром. Часто это  связано  с  недостатком  пита-
тельного симбиотического контакта в раннем детстве ( "хорошая  грудь"  и
"хорошая матка"). Здесь работа должна быть сосредоточена не  на  выраже-
нии и обнаружении эмоциональных травм,  а  на  систематическом  телесном
контакте в состоя-' нии регрессии - единственной  возможности  заполнить
эмоциональную пустоту, созданную  отсутствием  необходимого  контакта  в
младенчестве. Постепенно переживания такого рода y испытуемого придут  к
интеграции и станут источником его внутренней силы и устойчивости.
   Такая эмпирическая работа с тяжелыми психотиками требует  клинических
условий с хорошо обученным персоналом, где необходимая  поддержка  может
быть обеспечена в любое время суток. Ее не следует проводить с  приходя-
щими пациентами. Пациенты с психоневрозами или  психосоматическими  рас-
стройствами могут принимать  участие  в  регулярных  индивидуальных  или
групповых сеансах холотропной терапии  с  опытным  руководителем.  Здесь
очень важно достигать максимально  возможного  завершения  и  интеграции
каждого сеанса посредством систематической работы с телом  на  завершаю-
щей стадии. В некоторых случаях необходим поддерживающий физический кон-
такт.
   Холотропная терапия  -  это форма выражения; она несовместима с лече-
нием транквилизаторами, подавляющими эмоции. Проводить холотропный сеанс
с людьми, принимающими  сильные  транквилизаторы,  бессмысленно.  Резкое
прекращение приема транквилизаторов может привести к взрыву  подавляемо-
го бессознательного материала, так что это не рекомендуется  делать  вне
клиники.
   Полезно начинать сеанс холотропной терапии короткой медитацией и  ре-
лаксацией. Мы обычно предлагаем участникам  лечь,  несколько  раздвинуть
ноги, свободно положить руки, ладонями вверх. Это  физическое  выражение
установки "открытость и приятие", с которой следует  подходить  к  пред-
стоящему опыту. Скрещивание рук или ног  обычно  выражает  сопротивление
или скептицизм. Если y человека есть собственная техника релаксации, ко-
торая эффективна для него, то нужно просто дать ему необходимое для это-
го время.
   Другой способ проведения релаксации  может  быть  следующим:  ведущий
последовательно называет отдельные части тела, начиная со ступней ног  и
постепенно поднимаясь вверх: икры, бедра, ягодицы, мышцы живота, поясни-
ца, длинные мышцы спины, грудь, плечи, руки, кисти, шея и горло,  челюс-
ти и мышцы лица, лоб и, наконец, затылок. Участники  стараются  расслаб-
лять те части тела и мышцы, которые называет ведущий. Области тела,  ко-
торые человек обычно легко расслабляет, не представляют проблемы. В  тех
же частях тела, где человек испытывает сильное напряжение,  расслабление
может не удастся. В таком случае полезно сначала  увеличить  напряжение,
некоторое время поддерживая его, а затем отпустить.
   Для некоторых людей оказывается  полезным  направляемое  воображение,
включающее такие образы, как океан, волны, морские формы  жизни,  напри-
мер, медузы, водоросли, или сцены, связанные с приятными воспоминаниями.
Каждый ведущий, проводящий сеансы холотропной терапии, вырабатывает соб-
ственный стиль подведения участников к  переживаниям,  а  также  находит
специфические модификации при необходимости учета индивидуальных особен-
ностей. При повторении сеансов вводный период  может  сокращаться,  пос-
кольку участники привыкают к процедуре.
   Когда тело расслаблено настолько, насколько это возможно  при  данных
обстоятельствах, можно переходить к успокоению ума и созданию установки,
оптимальной для предстоящих переживаний. На этой  стадйи  мы  предлагаем
участникам по возможности сосредоточиться на настоящем моменте и  месте,
в котором они находятся, - "здесь и теперь". Нужно  постараться  отстра-
ниться от всех воспоминаний прошлого - от того, что происходило в преды-
дущем опыте самоисследования (с помощью иных техник  или  на  предыдущих
сеансах холотропной терапии), что  они  слышали  от  других  людей,  что
происходило с ними в этот день или за день до этого, и даже от того, что
говорилось во время подготовки к сеансу (кроме необходимых инструкций).
   Точно также следует отказаться от предвосхищения будущего, в частнос-
ти оставить всякое программирование предстоящего сеанса. Мы не  рекомен-
дуем приходить на сеанс с конкретными идеями относительно того, над  чем
участнику нужно поработать, какие переживания он хотел бы получить и как
это должно выглядеть, чего ему необходимо избегать. Природа  холотропной
(так же как и психоделической) терапии такова, что в процессе ее  прове-
дения автоматически выявляется материал, наиболее  актуальный  в  данный
момент времени. Это касается также и последовательности сеансов с их те-
мами и проблемами, оптимальными для терапии. Наиболее верный подход сос-
тоит в том, чтобы, не пытаясь анализировать, полностью  довериться  муд-
рости тела и бессознательному (а также сверхсознательному) процессу.
   Нечто подобное должно происходить в это время и с сидящим (или  сидя-
щими, если это групповой сеанс). Как и дышащий, сидящий  должен  освобо-
дить свой ум от погруженности в прошлое или мыслей о будущем.  Важно  не
ждать чего-то определенного от сеанса и не строить  планов  относительно
него. Лучшей установкой является глубокая человеческая забота о дышащем,
заинтересованность в процессе, доверие к мудрости  и  спонтанному  цели-
тельному потенциалу психики, а также известная доля сдержанности,  кото-
рая послужит гарантией, что сидящий не будет чересчур  вовлечен  в  про-
цесс, слищком лично заинтересован в его результатах, не поддастся  идио-
синкратическому резонансу с содержанием сеанса.
   Систематическая работа в качестве ведущего в холотропной терапии тре-
бует не только личного опыта и профессионализма, но и постоянного внима-
ния к своим внутренним процессам и постоянной работы над собой.  Эмоцио-
нальные реакции на различные аспекты процессов y дышащих - лучший  баро-
метр, указывающий, какие области собственной психики требуют внимания  и
проработки.
   Важно иметь в виду, что холотропная работа  не  имеет  фиксированного
результата, она открыта. Можно представлять себе ее  как  продолжающийся
исследовательский проект или психологический эксперимент.  Представления
о психике в академической психотерапии основаны  на  предположении,  что
можно приобрести всеобъемлвщие знания о психологических лроцессах,  при-
менимые к каждому отдельно взятому пациенту,  с  которым  вы  работаете.
Теория холотропной терапии является открытой, готовой к любым  неожидан-
ностям. В повседневной терапевтической работе могут  возникнуть  феноме-
ны'й проблемы, с которыми ведущий прежде не сталкиэался,  не  чи  тал  о
них, которые являются абсолютно новыми и никем ранее не описанными. Обу-
чение ведущего никогда не следует считать завершенным. Холотропная тера-
пия - это непрерывный процесс обучения, а не механическое применение за-
конченной системы понятий и правил.
   Заключительная часть вводной фазы после релаксации и психической нас-
тройки состоит в специальных инструкциях относительно эмпирического про-
цесса. Участникам предлагается сосредоточиться на  дыхании,  прочувство-
вать его естественный ритм, поначалу не стараясь его изменить.  На  этой
стадии может быть полезно визуализировать дыхание  как  облако  света  и
мысленным взглядом проследовать за ним до таза, ног, а затем снизу верх.
Можно представить себе, что пока дыхание движется по телу,  оно  создает
открытое пространство, наполняющее каждую клетку организма светом.
   Далее предлагается увеличить частоту дыхания, сделать  его  полнее  и
эффективнее, чем обычно. Детали процесса - частота  и  глубина  дыхания,
дыхание ртом или носом,  участие  верхних  частей  легких  или  диафраг-
мальных областей живота - предоставляются органической интуиции  челове-
ка. Когда дыхание стало достаточно быстрым, ведущий готовит  дышащего  к
появлению музыки, рекомендуя отдаться ее потоку, процессу дыхания и  тем
переживаниям, которые могут возникнуть, не анализируя их и не пытаясь их
изменить, с полным доверием к процессу.
   В идеальном случае холотропный сеанс требует от сидящего  минимально-
го вмешательства. Его роль состоит в наблюдении и слежении за тем,  что-
бы дышащий подцерживал более быстрое и более глубокое, чем обычно, дыха-
ние. Частота, глубина и стиль дыхания различны y разных людей на  разных
сеансах. Сидящий и дышащий должны договориться о  мере  вмешательства  и
его формах. Это особенно важно на первых сеансах, когда участник еще  не
знаком с этими переживаниями и не выработал собственного стиля.  Некото-
рые новички хотят сразу как можно глубже погрузиться в опыт. Они  просят
сидящих следить за их дыханием, не давать им отвлекаться и  выходить  из
процесса. Другие предпочитают "разогреваться" постепенно, входить в опыт
не спеша, облегчить себе первые шаги. Есть люди, которые не любят,  что-
бы до них дотрагивались, а есть и такие, которые просят  сидящих  вообще
не вмешиваться. Такого рода просьбы следует принимать во внимание.
   Бывает, что дышащий время от времени забывает о необходимости обеспе-
чивать интенсивное дыхание, погружается в свои переживания и  сдерживает
дыхание. Если сидящий хочет напомнить ему о  необходимости  подцерживать
усиленное дыхание, то это нужно делать без слов, легким прикосновением к
плечу, груди или животу. Рекомендуется вообще воздерживаться от разгово-
ров во время сеанса, кроме отдельных слов или простых предложений в слу-
чае необходимости. Холотропная  терапия  основана  на  глубоких  эмоцио-
нальных и психосоматических переживаниях; когнитивные, понятийные и сло-
весные оценки могут оказаться серьезной помехой глубине и потоку эмпири-
ческого процесса. Все, что нужно сказать, говорится во время  подготовки
и во время обсуждения опыта, которое проводится после каждого эмпиричес-
кого сеанса.
   В большинстве случаев переживания  участника  можно  описать  кривой,
сходной с оргиаст",ческой, - постепенное нарастание эмоций и  физических
проявлений, кульминация, зат"м более  или  менее  внезапное  разрешение.
Когда дышащий достигает поворотного пункта, сидящему не  следует  вмеши-
ваться, предоставляя ему следовать собственному ритму. В это время дыха-
ние может стать чрезвычайно медленным - два-три цикла в минуту. В  неко-
торых случаях человек и ранее может ""азаться в пространстве, в  котором
усиленное и ускоренное дыхание неуместно, - например,  отождествиться  с
зародышем или рыбой. В таких случаях сидящему не следует  настаивать  на
продолжении интенсивного дыхания. Так  или  иначе,  вмешательства  могут
быть лишь мягким напоминанием, а  никак  не  настоятельным  требованием.
Если сидящий видит, что его напоминание замечено,  он  должен  предоста-
вить дышащего самому себе.
   0 других ситуациях, когда может быть необходимо вмешательство во вре-
мя дыхательной (пневмокатарсической) части сеанса,  речь  уже  шла.  Это
необходимость отреагирования в случае блокирования  дыхания,  уменьшение
слишком бурных эмоций или физических проявлений и т. п.  За  исключением
таких ситуаций, дело сидящего - поддержка, защита и забота. Может  пона-
добиться подставить подушку для ударов руками или ногами, позаботиться о
том, чтобы дышащие не попадали в пространство друг друга, разделить  их,
если они оказываются в опасной  близости;  может  понадобиться  таз  или
пластмассовый мешок в случае рвоты, платок или стакан воды.  В  заключи-
тельной части сеанса роль сидящих становится более активной, если имеют-
ся неразрешенные проблемы. Техника  направленной  работы  с  телом,  ис-
пользуемая на этой фазе, уже описана. Может понадобиться  также  эмоцио-
нальная или физическая поддержка или возможность рассказать о своих  пе-
реживаниях.
   Терапевтические результаты сеанса часто косвенным образом зависят  от
меры внешнего вмешательства. Наиболее продуктивны те переживания, в  ко-
торых участник все делает сам. Многие традиционные  психотерапевтические
школы рассматривают терапевта как активного участника процесса, который,
используя специфические техники, изменяет психику клиента  в  определен-
ном направлении, рекомендуемом теорией данной школы.  Терапевтам,  имею-
щим такую подготовку, может оказаться нелегко быть ведущими в  холотроп-
ной терапии, где упор делается на спонтанный  терапевтический  потенциал
самой психики.
   Мы часто сочетаем холотропную работу с рисованием мандал -  техникой,
разработанной Джоан Келлог (Kell о g, 1977), психологом  и  арт-терапев-
том, участвовавшей в нашей работе в Мэрилендском центре  психиатрических
исследований. Хотя эта техника, возможно,  имеет  ограниченную  ценность
как независимый терапевтический инструмент, она  чрезвычайно  полезна  в
сочетании с другими эмпирическими подходами. Участник  получает  цветные
мелки или фломастеры и большой лист бумаги с очертаниями  круга,  и  его
просят заполнить круг по собственному усмотрению. Это может быть  просто
сочетанием цветов, геометрической композицией или более или менее  слож-
ным рисунком.
   Полученную в результате мандалу можно подвергнуть формальному  анали-
зу в соответствии с критериями, разработанными Джоан Келлог на основе ее
психоделической работы с большими  группами  психиатрических  пациентов.
Можно использовать ее также как уникальное средство для фиксации необыч-
ных переживаний и их интеграции. В группах рисунки  способствуют  обмену
переживаниями, придавая графическое измерение взаимопониманию в  отноше-
нии необычного опыта уЧастников. Кроме того, некоторые мандалы  поддают-
ся дальнейшей эмпирической работе с использованием техники  гештальт-те-
рапии, 'экспрессивного танца и т. д. На наших занятиях во время четырех-
недельных семинаров среди участников было популярно  ведение  "дневников
мандал", иллюстрирующих процесс самоисследования.

   Очертив принципы и технику.  холотропной  терапии,  я  проиллюстрирую
процедуру отчетом 45-летней женщины, участницы нашего пятидневного семи-
нара в Эсалене. В дополнение к двум сеансам холотропного дыхания,  кото-
рые обычно предлагаются на этих пятидневных семинарах,  она  участвовала
также в третьем, проводившемся для  персонала  Эсалена.  Таким  образом,
описанный ею процесс проходил в течение менее чем недели.

   Я приехала на семинар Грофа, плохо представляя себе, на что  это  мо-
жет быть похоже. Я ничего не читала о его методах, кроме короткой строч-
ки в каталоге Эсаленского ииститута. Я никогда не  принимала  психодели-
ков, даже ни разу в жизни не напилась. Одна из важных проблем моей  жиз-
ни состояла в том, что я постоянно  нуждалась  в  контролировании  себя,
других, окружающего - всего. Мысль о том, чтобы ослабить контроль, каза-
лась мне пугающей. Я приехала на семинар,  чувствуя  себя  раздраженной,
напряженной и запутавшейся в своей жизни. Я надеялась, что зта "техника"
по крайней мере поможет мне до некоторой степени снять напряжение в  бе-
зопасном месте.
   Моим первым опытом была роль сидящей y Питера. Его сеанс был  относи-
тельно спокойным, так что y меня быдо достаточно времени,  чтобы  наблю-
дать все остальное, что происходило  в  группе.  В  частности,  на  меня
произвела большое впечатление Рут, Она извивалась, стонала,  боролась  с
чем-то. Несколько человек удерживали ее, чтобы не дать ей биться об сте-
ну. Это пугало, но одновременно и подбадривало. Казалось, она никогда не
вернется в нормальное состояние, однако в конце концов  она  угомонилась
и, выглядя лет на десять моложе, как бы светилась  изнутри.  То,  что  я
увидела, дало мне возможность дать себе волю на следующий день.

                       Первый сеанс дыхания

   Когда настала моя очередь, прежде всего мы прошли через  расслабление
тела, затем начали дышать более глубоко и часто. Музыка разливалась вок-
руг нас. Следующие десять или пятнадцать минут мой  ум  боролся  за  то,
чтобы не потерять контроль. Меня охватило чувство паники,  потерянности,
одиночества, я боялась, что не выдержу. Появился образ.  Днем  раньше  я
видела маленькую черную водяную птичку, ищущую пищу на берегу около эса-
ленских горячих купален. Когда набегала очередная волна, птичка  спокой-
но погружалась глубже в водоворот. Когда волна уходила, она снова  высо-
вывалась на поверхность
   Я решила, что похожа на эту птичку и что единственное мое спасение  -
это нырять глубже. Я пошла дальше, перестав цепляться за  обычную  само-
тождественность, оставив свои мысли, страхи, идеи, моих родственников  и
остальных, на кого я могла бы опереться. Близко к концу вводной фразы  я
воскликнула про себя: "Я иду, о Мать!" - имея в виду не  мою  человечес-
кую мать, а великий океан, разверзающийся подо мной.  Через  двадцать  -
двадцать пять минут (как я посчитала позже) я полностью вошла в процесс.
Чего бы ни хотело сделать мое тело, я позволяла ему проделывать это.
   Голова y меня начала ритмически поворачиваться из стороны в  сторону,
ноги согнулись, так что пятки прикасались к ягодицам. Одна из  моих  рук
начала подниматься и опускаться, стуча кулаком по матрасу. У меня не бы-
ло картин, эмоций или психоделических цветовых восприятий - только  глу-
боко ощущаемая потребность в этих ритмичных движениях. Скоро обе мои но-
ги поднимались и ударяли матрас, одна за другой, как в марше или  в  ри-
туальном танце. Снова появился образ: я - танцор в какойто  церемонии  в
африканской деревне.
   Мои руки со сжатыми кулаками присоединились к ногам.  Пришел  импульс
дать волю голосу. Я откинула голову назад и  издала  что-то  вроде  воя.
Звук поднимался все выше и выше - выше, чем когда-либо звучал мой голос.
Я чувствовала себя оперной певицей, застрявшей на длинной высокой  ноте.
Затем на полной мощности голос вошел в единый ритм с телом. Я чувствова-
ла себя американским индейцем, поющим ритуальную песню.  Появился  образ
Эсалена - Биг-Сур, с его мысами, направленными в океан  (название  "Эса-
лен" - это наименование группы американских индейрев, населявших те зем-
ли, где сейчас территория Эсаленского йнститута; причем  место,  где  он
расположен, было их священной землей для похорон, а горячие источники  -
их местом врачевания).
   Это пение и танец продолжались около часа, прерываемые лишь  недолги-
ми периодами отдыха и обновления дыхания. В конце я отдыхала около двад-
цати минут. Ко мне подошел Стэн и спросил, остались ли какие-нибудь нап-
ряжения в моем теле. Я ответила, что все еще чувствую напряжение в  шее.
Он нажал на шею и попросил сказать, что я чувствую. Хотя  уже  некоторое
время я не продолжала интенсивного дыхания  и  чувствовала  себя  "снова
нормальной", я тут же опять начала пение и  танец,  продолжавшиеся  нес-
колько минут. Потом я почувствовала, что освободилась от излишней  энер-
гии и действительно ощутила себя расслабившейся - в первый раз за  много
лет.

                          Второй сеанс дыхания

    Во время второго сеанса я полностью вошла в состояние  примерно  че-
рез десять минут. Я начала бросать голову из стороны в сторону в том  же
ритмическом движении, что и в предыдущий раз. Это немедленно  привело  к
резкой вспышке раздражения. Я молотила кулаками по  матрасу  в  страшном
гневе и громко кричала. Джеймс, Пол и Тара держали мои руки, ноги и пле-
чи. Я впала в панику. Ко мне пришел образ ребенка, попавшего в  какую-то
слишком узкую щель. Я чуть было не попросила их прекратить  -  ужас  был
слишком велик.

   Вдруг я вспомнила смелость Пайи во время того сеанса,  когда  я  была
сидящей. Четыре человека держали ее со всех сторон, когда  она  молотила
руками й ногами, около двук часов. Я осталась со своим страхом  и  злос-
тью, пока потребность бороться не покинула меня, и я успокоилась и  рас-
слабилась. Через некоторое время я снова начала глубоко дышать. На  этот
раз я лежала на животе и давила изо всех сил на подушку и на стену.  Та-
ра держала меня за ноги, так что я могла отталкиваться от ее рук. Я  из-
вивалась, напрягалась и кричала. Ко мне пришли образы выкарабкивания  из
утробы, из пещеры, из ограничивающей меня жизненной ситуации. Минут  че-
рез двадцать я опять успокоилась.

   Когда я снова возобновила глубокое дыхание, мои ноги поднялись специ-
фическим образом. Я почувствовала себя изнасилованной  одновременно  от-
цом, мужем и колокольней Церкви Христианской Науки в Бостоне! Я  кричала
и боролась несколько минут, пока это продолжалось. Затем  пришел  образ,
будто мне в рот заталкивают страницы книжки Христианской Науки и застав-
ляют меня глотать, не прожевав, мировоззрение, отрицающее мое тело,  мою
сексуальность, меня саму. Чужая вселенная наполняла меня, объясняя  мне,
что я не хороша. Я устроила "ритуальную рвоту", руками помогая себе соб-
рать желчь и раздражение из всего тела - вверх, к горлу и вон, со  всеми
звуками рвоты.
   Я все более приходила в неистовство, силясь и стремясь добиться  рво-
ты. Это длилось около часа. Я чувствовала, что если не  выброшу  это  из
себя, то унесу эту желчь, эту чужую вселенную из этой комнаты с собой  и
буду носить ее всю оставшуюся жизнь. Я подумала о своей дочери.  Если  я
не освобожусь от этого материала, она  тоже  попадется  в  эту  ловушку,
влипнет в ту же вселенную, которая отравила мою бабушку, моего отца, му-
жа и меня. "Грехи отцов" падут на нее. Я продолжала ей говорить, что де-
лаю это для нее и что буду продолжать это вечно, если так нужно.  А  по-
том сильная потребность управлять переживаниями посредством рвоты  поки-
нула меня. Я успокоилась, оставив дочь на попечение вселенной.
   Пока я лежала, меня наполнял образ. Я  танцевала  и  радостно  бегала
вокруг пустой Церкви Матери в Бостоне с Мэри Бэйкер Эдди. Я  столкнулась
с ней в Комнате Матери. Мы вступили в сексуальную связь, затем  побежали
на второй балкон с левой стороны церкви. Один за другим все важные  люди
моей жизни присоединились к нам. Я узнала своего  учителя  по  Христиан-
ской Науке, родителей, мужа, дочь, близкую подругу,  сестру,  терапевта,
Рам Даса, Муктананду, Иисуса... Они все смотрели на  меня  с  блаженными
улыбками и говорили: "Все в порядке, мы просто шутили, играли роли.  Все
в порядке". Когда я пришла в себя, я держала правой рукой руку  Пола,  а
левой - Тару. Джеймс мягко гладил меня по лицу. Я рассказала им, что это
была за шутка, и поблагодарила за то, что они помогли  мне  снова  найти
Бога. Я сказала, что никогда еще не чувствовала  себя  так  связанной  с
людьми, после такого чувства одиночества в моей жизни.

                         Третий сеанс дыхания

   В начале третьего сеанса я все еще волновалась, ожидая начала процес-
са, хотя проделала это уже дважды. Я ощутила, что чувствую себя как кос-
монавт перед стартом, который не вполне уверен, как сработают  двигатели
и куда он в конце концов попадет. В течение нескольких минут я уже  была
"там". Пришел очень ясный образ. Это было лицо моей  дочери  через  нес-
колько минут после ее рождения. Она смотрела на меня из колыбели в кото-
рую ее положили, рядом со мной, пока я лежала на кресле для родов.  Меня
переполняла любовь к ней. Все сдерживающиеся эмоции вырвались из меня, и
я стала сильно плакать. Я поняла в первый раз в жизни, как сильно я люб-
лю своего ребенка.
   Затем образ изменился. Я увидела ее скелет, лежащий в  колыбельке,  и
потом сразу же снова ее тело, но на этот раз на меня глядело  лицо  моей
матери. Я зарыдала сильнее. Вся любовь к матери, которую  я  никогда  не
позволяла себе почувствовать, вырвалась из меня. Я обхватила себя  рука-
ми, согнулась в позе эмбриона и застонала. Глубокая  скорбь  переполняла
меня. Я плакала о всей любви к ней, которую не смогла пережить. Ее  лицо
постепенно исчезло, и я увидела лицо ее матери. Я плакала о моей  бабущ-
ке, о печали ее жизни. Затем я увидела нас в  подземной  пещере.  Скелет
моей бабушки находился в самом низу, создавая опору для скелета  матери,
на котором, в свою очередь, лежал мой скелет, и я держала скелет дочери.
Я застонала сильнее.
   Еще около часа я продолжала стонать и качать в своих руках всех  зна-
чимых в моей жизни женщин, оплакивая потери, упущенные возможности  люб-
ви, все расставания, недоразумения, разлуки. Наконец я взяла в свои  py-
ки мужа (в возрасте около трех лет) и оплакала его - оплакала потерю его
матери, потери его детства, недостаток нежности в его жизни. Затем  сце-
на переменилась, и я смотрела, как детей отрывают от их матерей  в  кон-
центрационном лагере. Я рыдала и оплакивала их, и держала их в своих py-
ках. Затем я держала тощее, раздувшееся  тельце  голодающего  эфиопского
ребенка и оплакивала горе матери. Последовав за этим образом,  я  оказа-
лась на Юге, держа в руках чернокожую мать, сын которой был  убит  поли-
цией и лежал умирающий в сточной канаве, а полиция не давала ей  похоро-
нить его. Я ревела так, будто оплакивала весь мир.
   Успокоившись немного, я обнаружила себя утешающей всех мучимых - муж-
чину из Атланты, которого обвинили в  сексуальном  убийстве  одиннадцати
мальчиков, других насильников и убийц, всех, кто на  моей  памяти  делал
зло мне или другим. Я тихо напевала детский гимн: "Пастырь,  покажи  мне
дорогу". Другие люди в группе кричали и метались, а я снова и снова  на-
певала свою колыбельную. Еще немного глубокого дыхания, и я почувствова-
ла себя вовне этого пространства, во Вселенной; я смотрела  назад  -  на
мир. Я слышала звуки "Обезьяньей песниэ с острова  Бали,  которые  каза-
лись громкими и свирепыми, как вспышки огня. Пах,  пах!  Я  видела,  как
идет Гражданская война, видела испанскую Армаду, борьбу народов -  Южной
Америки и Африки, первую мировую войну, вторую мировую войну, Вьетнам...
- все сразу, Война шествовала по всему земному шару, и  время  останови-
лось. И среди всего этого - маленький тихий островок утешающей музыки  -
моя колыбельная миру.
   Позже, когда я очнулась от своих переживаний и просто лежала, я  ста-
ла замечать других в комнате, они все еще стенали и метглись.  Я  почув-
ствовала к ним такое сострадание, как будто полные потоки  энергий  все-
ленской Матери проходили через меня. Моя женская сущность обрела  свобо-
ду впервые в моей жизни, я прикоснулась к силам женской  природы!  Слезы
текли y меня по лицу. Я оставалась в медитативном состоянии и видела еще
ряд визуальных образов; один из них, наделенный большой силой,  -  свер-
кающие облака, расступающиеся в небе и раскрывающие ослепительную гиган-
тскую орлицу. Ее белые сияющие перья были мягкими и сильными. Она  прив-
лекла меня к себе и нежно прижала к своей груди.
   Через два часа после сеанса мы собрались, чтобы рассказать друг  дру-
гу о своих переживаниях. Когда я оглядела людей вокруг себя, нежность  и
сострадание вновь наполнили меня и я почувствовала себя глубоко  связан-
ной со всеми присутствующими. Я чувствовала, что пролетела тысячи  миль,
чтобы соединиться с самой собой, что все мои отдельные "я" готовы соеди-
ниться со мной. Я ясно понимала, что никогда больше не буду одинокой,  я
была окружена другими моими "я"!

   Мне хотелось бы завершить этот отчет отрывком из письма,  которое  мы
получили годом позже в ответ на просьбу рассказать о том, как  участники
по прошествии времени оценивают и пересматривают эти переживания:

   Вы спрашиваете о том, как продолжают действовать переживания  сеансов
дыхания. С тех пор прошло около года, и я полагаю, что то, что  осталось
y меня, осталось действительно надолго, Наиболее поразительным  и  удов-
летворяющим меня результатом является то, что я действительно и  полнос-
тью приняла место,где я живу, почувствовала его своим домом - и это пос-
ле шестнадцати лет борьбы с сильным желанием уехать оттуда. Я  упоминала
в своем отчете, что чувствовала,  будто  пролетела  тысячи  миль,  чтобы
встретиться с собой. В тот момент, высоко на холмах  Эсалена,  я  начала
жить дома. Это чувство непоколебимо оставалось со мной  весь  год  после
этого. Все, кто меня знал, были изумлены произошедшими со мной перемена-
ми.

   Были и другие существенные изменения в моей жизни, которые  я  считаю
прямым результатом семинара. После многих  лет  разговоров,  раздумий  и
чтения о духовности, я реально пережила на семинаре  состояние,  которое
считаю подлинно духовным. Этот духовный опыт  продолжает  наполнять  мою
жизнь. Какие-то проблемы продолжают возникать  -  работа,  семья,  брак,
профессия и прочее, - но сохраняется и возрастает  желание  проникать  в
собственную глубину и дать этим проблемам решаться изнутри, а не манипу-
лировать внешними обстоятельствами.

   Уже два месяца как я медитирую каждый день. Это, как мне кажется, яв-
ляется хорошей практикой для меня. Я не прибегаю к специальным  духовным
техникам или учителю. Это просто время сосредоточения, время соприкосно-
вения с настоящим, в результате чего я чувствую все большее  спокойствие
и тихую радость. Я замечаю, что излучаю больше любви, -  раньше  в  моей
жизни это было заблокировано. Я всегда хотела совместимости, но  до  сих
пор это часто вырождалось в доминирование, когда "эго" оказывалось  пре-
пятствием для Самости. Сейчас я чувствую себя  более  свободной.  Многие
приходят ко мне за помощью и поддержкой разного рода - и  это,  как  мне
кажется, есть  спонтанное  признание  извне  того  продвижения,  которое
происходит внутри.

        Эффективные механизмы исцеления и трансформации личности

   Необыкновенное и часто драматическое  воздействие  психоделической  и
холотропной терапии на людей с различными эмоциональными и  психосомати-
ческими проблемами естественно ставит вопрос о  механизмах  происходящих
изменений. В рамках традиционной психотерапии, основанной на психоанали-
зе, устойчивые изменения глубоких психодинамических структур, лежащих  в
основе психопатологических симптомов, требуют многих  лет  систематичес-
кой работы. Поэтому психиатры и психотерапевты не очень склонны  верить,
что глубокие и устойчивые изменения личности могут произойти  в  течение
нескольких дней или даже нескольких  часов,  поскольку  принятые  сейчас
теории не дают возможности обьяснить такие изменения.
   Описание эффектных исцелений во время  шаманских  камланий,  туземных
ритуалов, собраний экстатических сект или трансовых танцев  большинством
западных ученых не принимались всерьез или приписывались внушаемости до-
верчивых дикарей. Внезапные изменения личностной структуры при так назы-
ваемом "обращенииэ обычно считаются слишком неустойчивыми  и  непредска-
зуемыми, чтобы представлять  интерес  с  терапевтической  точки  зрения.
Однако нельзя  отрицать  тот  факт,  что  религиозное,  этическое,  сек-
суальное, политическое и другие типы "обращенийэ  оказывают  глубокое  и
часто устойчивое влияние на человека. Это влияние не ограничено  убежде-
ниями, системами ценностей и жизненных стратегий, часто оно  несет  эмо-
циональное и психосоматическое исцеление, изменения в межличностных  от-
ношениях и исчезновение таких глубоко  коренящихся  привычек  поведения,
как алкоголизм и наркомания.
   В этой связи я хотел бы также упомянуть яркий пример  терапевтических
и трансформирующих возможностей необычных состояний сознания,  а  именно
изменения, наблюдающиеся y многих людей,  подошедших  близко  к  смерти.
Психиатр Дэвид Роузен провел беседы  с  одиннадцатью  людьми,  выжившими
после попытки самоубийства в форме прыжка с моста "Золотые ворота"  и  с
моста "Залива" между Окландом и Сан-Франциско (Rosen, 1973). Он  воссоз-
дал их жизненную ситуацию и психосоматическое состояние  перед  попыткой
самоубийства, рассмотрел мотивацию, приведшую к такой  трагической  раз-
вязке, расспросил о переживаниях во время падения и действиях по  спаса-
нию и изучил изменения личности и жизненного стиля, произошедшие  в  ре-
зультате этих переживаний.
   Он обнаружил глубокие изменения y всех, кто остался в живых после та-
кой попытки. Это были поразительные  эмоциональные  и  психосоматические
улучшения, активное наслаждение жизнью, обнаружение  духовных  измерений
существования или обновления прежних религиозных убеждений. Переживания,
приведшие к этим изменениям, включали в себя падение и около десяти  ми-
нут плавания в холодной воде (время, в течение которого  человека  можно
спасти; если в течение этого времени помощь не  приходит,  поток  уносит
человека в открытый океан, что означает верную смерть).  Поскольку  нес-
колько минут в холодной воде не могут привести к  таким  глубоким  тран-
сформациям (это было вполне основателъно исследовано и показано во  вре-
мена домедикаментозной психиатрии), эти  трансформации,  очевидно,  сле-
дует приписать переживаниям во время падения.

   Нетрудно подсчитать, что падение с моста до поверхности залива  длит-
ся около трех секунд. Результаты трудно отнести к воздействию шока.  Хо-
тя общий процент смертности при  таких  прыжках  составляет  около  99%,
большинство людей, с которыми  беседовал  Роузен,  остались  практически
невредимыми. Следовательно, захватывающие внутренние переживания,  длив-
шиеся всего около трех секунд, порождали результаты, которых,  возможно,
не могли создать годы фрейдовского анализа. Однако нужно иметь  в  виду,
что в необычных состояниях сознания субъективное переживание времени ра-
дикально изменяется. В течение нескольких секунд человек может  пережить
богатую и сложную последовательность событий, которая субъективно  длит-
ся долгое время или даже кажется вечностью
   Танатолог Кеннет Ринг приходит к тем же выводам в своей недавней кни-
ге "Напрпвляясь к Омегеэ. Он посвящает специальный раздел  книги  изуче-
нию длительных эффектов переживания близости смерти (Ring, 1984).  Среди
этих эффектов - возрастание самоуважения и уверенности в  себе,  способ-
ности ценить жизнь и природу, личного статуса и материального достатка и
возникновение универсальной духовности, выходящей за  пределы  разделяю-
щих претензий частных религиозных конфессий. Это поразительно похоже  на
изменения в результате "пиковых переживаний", которые  описывал  Абрахам
Мэслоу (Maslow, 1964).
   История психиатрии содержит много примеров попытки использовать  мощ-
ные переживания для терапии. В Древней Индии, например, использовали на-
падение специально обученного слона, который останавливался прямо  перед
пациентом. В других случаях пациента помещали в яму с кобрами,  y  кото-
рых были вырваны жала. Или организовывалось неожиданное падение в  воду,
когда пациент переходил мост со специально оборудованным механизмом. Для
важных людей организовывали ложный суд,  приговаривавший  их  к  смерти.
Казнь почти приводилась в исполнение, и лишь в последний момент возвеща-
лось о помиловании (Hanzlfcek, 1961). Рассказывая об этом,  я  не  соби-
раюсь рекомендовать реальные или сымитированные  ситуации  угрозы  жизни
как терапевтическую стратегию для современной психиатрии.  Я  лишь  хочу
проиллюстрировать наблюдение, что психика содержит  такие  терапевтичес-
кие и трансформирующие механизмы, возможности которых по своей  величине
не поддаются описанию ни одной традиционной теорией психотерапии.
   Психоделическая и холотропная терапия делает возможным  исполъзование
терапевтического и трансформирующего потенциала мощных  переживаний  без
того риска, который подразумевается актуальным  биологическим  кризисом,
или сложных розыгрышей вроде тех, которые мы только что описали. Динами-
ка бессознательного, стимулированная  соответствующими  неспецифическими
техниками, спонтанно породит мощные переживания столкновения со смертью,
сравнимые по терапевтическому потенциалу с внешне индуцированными ситуа-
циями. Однако, чтобы подход такого рода мог  быть  принят  академической
психиатрией, важно разъяснить механизмы драматических изменений и  пред-
ставить их в контексте общей теории личности. Лишь  наиболее  поверхнос-
тные переживания и изменения можно понять в  рамках  традиционного  пси-
хиатрического мышления. Большинство же из них требует не  только  перес-
мотра концептуальных представлений психиатрии и психологии, но и  нового
научного мировоззрения, новой парадигмы.

                       Интенсификация известных
                      терапевтических механизмов

   Некоторые из терапевтических изменений, происходящих во время  психо-
делических и холотропных сеансов, можно объяснить с точки  зрения  меха-
низмов, описанных традиционной  психотерапией.  Однако  даже  в  сравни-
тельно поверхностных необычных состояниях сознания эти механизмы  значи-
тельно интенсифицируются по сравнению со словесными процедурами,  В  бо-
лее глубоких холотропных состояниях мы обычно встречаемся с  механизмами
терапевтического изменения, которые еще не обнаружены и  не  признаны  в
традиционной психиатрии.
   Необычные состояния сознания, как правило, значительно изменяют отно-
шение между сознательной и бессознательной динамикой психики. Они ослаб-
ляют защиты и  психологические  сопротивления.  В  этих  обстоятельствах
обычно не только возникают подавлявшиеся воспоминания, но  человек  пол-
ностью переживает эмоционально значимые  события  прошлого  в  состоянии
возрастной регрессии. Бессознательный материал может также проявиться  в
форме различных символических переживаний, напоминающих сон и поддающих-
ся расшифровке с помощью фрейдовской техники  интерпретации  сновидений.
Проявление этого бессознательного содержания, которое иначе не  было  бы
доступным, часто сопровождается значительными эмоциональными и интеллек-
туальными прозрениями относительно природы  психопатологических  симпто-
мов в межличностных отношениях человека.
   Терапевтические возможности проживания з'аново эмоционально  значимых
эпизодов детства включают несколько важных моментов. Психопатология чер-
пает свою динамическую силу из хранилищ подавленной эмоциональной и пси-
хической энергии. Этот факт впервые был описан Фрейдом и Брейером  в  их
исследовании истерии (Freud, 1936). Сам Фрейд  впоследствии  преуменьшал
значение этого фактора, и лишь  известный  психоаналитический  отступник
Вильгельм Райх обнаружил теоретическое и практическое значение  биоэнер-
гетической динамики организма (Reich 1949, 1961).  В  психоделической  и
холотропной терапии высвобождение этих энергий и их периферическая  раз-
рядка играют очень существенную роль.  Традиционно  такое  высвобождение
называют отреагированием, если это связано с определенным  специфическим
биографическим содержанием. Разрядку более  обобщенных  эмоциональных  и
физических напряжений обычно называют катарсисом.
   Поскольку роль отреагирования и катарсиса в  контексте  психоделичес-
кой и холотропной терапии должна быть  существенно  пересмотрена,  нужно
уделить им некоторое внимание. Терапевтические возможности эмоционально-
го катарсиса были известны уже в Древней Греции. Платон дал живое описа-
ние эмоционального катарсиса в диалоге "Федрэ, говоря о  ритуальном  су-
масшествии корибантов. Он отмечал значительные  терапевтические  возмож-
ности дикого танца под звуки флейт и барабанов, доходящего до  исступле-
ния и завершающегося состоянием глубокой релаксации и  покоя.  Предпола-
гают, что сам Платон был посвящен в Элевсинские мистерии,  так  что  его
описание, по-видимому, основано на собственном опыте.
   Другой великий греческий философ, ученик Платона,  Аристотель,  впер-
вые явно утверждал, что полное переживание и  высвобождение  подавляемых
эмоций является эффективным средством против психических болезней. Арис-
тотель полагал, что хаос и неистовство мистерий в конце концов  ведет  к
установлению порядка. Посредством употребления вина, средств,  усиливаю-
щих сексуальное возбуждение,  и  музыки  посвященные  переживают  разгул
страстей, за которым следует целительный катарсис (Croissant, 1932).
   Механизм отреагирования, оиисанный Фрейдом и Брейером,  играл  важную
роль в представлениях раннего Фрейда  о  природе  терапии  психоневроза,
особенно истерии. По этим представлениям невроз вызывается  пережитой  в
детстве травматической ситуацией в обстоятельствах,  которые  не  допус-
кают периферической разрядки эмоциональной энергии,  вызванной  травмой.
Это создает области "застрявших", подавленных эмоций, Цель терапии  сос-
тоит в том, чтобы вернуть вытесненные воспоминания в сознание в безопас-
ной ситуации, создавая условия для несостоявшейся ранее разрядки.
   Позже Фрейд отказался от этих представлений, отдав предпочтение  дру-
гим механизмам терапии, в особенности переносу Под его влиянием в психо-
терапии сложилась точка зрения, что отреагирование не  способно  вызвать
устойчивые терапевтические изменения. Однако предполагается, что оно все
же является возможным методом при работе с  эмоциональными  трудностями,
вызванными единичной значительной психотравмой, вроде  невроза  участни-
ков войны или других подобных эмоциональных расстройств.
   С точки зрения психоделической и холотропной  терапии  исключение  из
психоанализа отреагирования в полъзу более тонких и поверхностных  меха-
низмов и техник было ошибкой Фрейда. Исключительно словесный подход  со-
вершенно неадекватен в работе с биоэнергетической ситуацией,  лежащей  в
основе психопатологии. Причина, по которой отреагирование не приводило к
устойчивым терапевтическим изменениям, состояла в том, что оно  не  было
достаточно глубоким и радикальным
   Чтобы отреагирование было полностью эффективным, терапевт должен  со-
действовать его полному осуществлению.  Часто  это  выводит  за  пределы
биографической травмы психологической природы, к воспоминаниям  о  физи-
ческих событиях, угрожавших жизни (детская пневмония,  дифтерия,  опера-
ции и несчастные случаи, опасность утонуть), о различных аспектах биоло-
гического рождения и даже к воспоминаниям о прошлых воплощениях  и  дру-
гих феноменах трансперсональной области.
   Такое отреагирование может принимать  весьма  драматические  формы  и
вести к временной потере контроля, неукротимой рвоте, удушающему  кашлю,
временной потере сознания (выпадению) и другим подобным проявлениям. Это
объясняет также, почему отреагирование оказывалось эффективным в  работе
с травматическими неврозами, когда терапевт  был  готов  к  тому,  чтобы
иметь дело с воспроизведением ситуаций, угрожающих жизни. Если же  тера-
певт не готов - эмоционально или из-за своих теоретических убеждений - к
тому, чтобы иметь дело с полным диапазоном феноменов отреагирования,  он
допустит лишь его урезанные формы и уровни, что не приведет  к  устойчи-
вым результатам.
   Хотя отреагирование и играет важную роль в холотропной  терапии,  это
лишь один из механизмов, приводящих к терапевтическим изменениям. Сущес-
твуют важные дополнительные факторы даже на уровне биографических травм.
Человек, переживающий полную регрессию в детство, к тому времени,  когда
имела место определенная травма, буквально  становится  снова  младенцем
или ребенком. Это предполагает соответствующий образ  тела,  примитивные
эмоции, наивное восприятие и понимание мира. Одновременно с этим  он/она
имеет доступ к зрелому восприятию мира взрослого. Это  делает  возможным
интеграцию травматических событий посредством их энергетической  разряд-
ки, полного их осознания и оценки их с точки зрения взрослого. Это  осо-
бенно важно в тех случаях, когда незрелость или неясность  мировоззрения
были важными элементами травмы. Факторы такого рода наиболее ясно описа-
ны Грегори Бэйтсоном в его теории "двойной связанностиэ (Bateson,  1972)
и в работе Элис Миллер (MiIIег, 1985).
   Интересный вопрос, касающийся переживания заново травмы детства, зак-
лючается в следующем: почему проживание  болезненной  ситуации  прошлого
должно стать непременно терапевтическим, а не травмирующим опять?  Обыч-
ный ответ состоит в том, что взрослый человек может встретить и интегри-
ровать переживания, с которыми он не мог  справиться,  будучи  ребенком.
Кроме того, терапевтическая ситуация, с ее подцержкой и доверием,  резко
отличается от ситуации в прошлом. Это может служить объяснением для  не-
которых сравнительно незначительных психологических травм. Для  тех  си-
туаций, когда травма велика, особенно когда имеет место угроза жизни или
телу ребенка, в дело вовлекаются другие важные механизмы.
   Очень вероятно, что в ситуациях такого рода травматическое событие не
было в действительности полностью  пережито  в  тот  момент,  когда  оно
происходило. Значительный психологический шок может вести к потере  соз-
нания и обмороку. Можно предположить, что  менее  драматические  обстоя-
тельства приводят к тому, что переживание вытесняется  не  полностью,  а
частично. В результате событие не может  быть  психологически  полностью
"переварено" и интегрировано и остается в психике диссоциированным, чуж-
дым элементом. Когда оно появляется из бессознательного во время  психо-
делической или холотропной  терапии,  то  оно  не  столько  "проживается
вновь", сколько впервые переживается полностью, что делает возможным за-
вершить и интегрировать его. Проблема "проживания вновь" в  сравнении  с
первым полным сознательным переживанием травматического  события  обсуж-
дается в специальной статье ирландского психиатра Айвора  Брауна  и  его
сотрудников (McGee et al., 1984).
   Последний традиционный терапевтический механизм, который следует  об-
судить в этом контексте, - это перенос. В  психоаналитически  ориентиро-
ванной терапии считается необходимым, чтобы y пациента в процессе анали-
за возник невроз переноса, состоящий в проецировании на терапевта  цело-
го спектра эмоциональных реакций и установок, обычно возникающих в  дет-
стве или младенчестве по отношению к родителям или лицам, выполняющим их
роль. Механизм терапии состоит в последующем анализе этого  переноса.  В
психоделической и холотропной терапии потенциал возникновения переноса в
принципе очень велик. Однако это оказывается скорее препятствием,  неже-
ли необходимым условием успешной терапии.
   В отличие от словесной терапии,  ситуация  эмпирического  переживания
создает человеку возможность в течение короткого времени войти в  перво-
начальную травмирующую ситуацию и тем самым приблизиться к корням  своей
проблемы. Люди довольно часто уже во время первого психоделического  или
холотропного сеанса достигают регрессии к оральному уровню развития, или
переживают свое биологическое рождение, или даже соприкасаются  с  тран-
сперсональным миром. В этих условиях появление переноса можно рассматри-
вать скорее как проявление сопротивления по отношению к проживанию  пер-
воначальной травмы.
   Для человека во многих случаях менее болезненно  создать  искусствен-
ную проблему в терапевтических отношениях,  проецируя  на  них  элементы
первоначальной травмы, чем обратиться к  реальной  проблеме,  что  может
быть гораздо более опустошительным. Задача терапевта в таком случае сос-
тоит в том, чтобы вернуть внимание пациента к интроспективным процессам,
поскольку лишь это обещает эффективное разрешение проблемы. Когда  тера-
певтическая работа проводится таким образом, становится  очевидным,  что
перенос - это защита, имеющая целью уйти от перегруженной проблемы прош-
лого посредством создания менее угрожающей и в большей  степени  поддаю-
щейся унравлению псевдопроблемы в настоящем.
   Другим источником переноса может быть  значительный  дефицит  эмоцио-
нальных контактов в детстве. В таком случае пациент ищет в терапевтичес-
ком процессе анаклитического удовлетворения, не  пережитого  в  детстве.
Лучшее разрешение этой проблемы - терапевтическое использование физичес-
кого контакта. Хотя это очевидным образом нарушает фрейдовское табу, на-
ложенное на физическое прикосновение, это не  увеличивает,  а  уменьшает
проблемы переноса, и этот терапевтический эффект вполне очевиден.  Проб-
лематику физического контакта во время холотропных сеансов мы  обсуждали
в одной из предыдущих глав.
   Возможности психоделической и холотропной терапии не сводятся  к  ин-
тенсификации известных терапевтических механизмов. Этот  подход  создает
доступ к множеству других могущественных и радикальных терапевтических и
трансф'ормирующих механизмов, которые еще не обнаружены  и  не  признаны
западной академической психиатрией. Далее я опишу наиболее важные из них.

          Динамические слвиги в системах, управляюших психикой

   Многие драматические изменения, возникающие в  результате  психодели-
ческих или холотропных переживаний, можно объяснить динамическим взаимо-
действием бессознательных сгущений, несущих функцию управляющих  систем.
Мы уже говорили о наиболее важных системах такого рода, описывая картог-
рафию психики. Системы конденсированного опыта (СКО)  организуют  важный
эмоциональный материал на биографическом уровне.  Базовые  перинатальные
матрицы (БПМ) выполняют ту же функцию по отношению к накопленным в  пси-
хике переживаниям перинатального уровня. Существует также болъшой спектр
динамических матриц, связанных с различными типами трансперсональных пе-
реживаний.
   В эпизодах необычных состояний сознания динамические управляющие сис-
темы определяют контекст переживаний человека. Система, определяющая пе-
реживания заключительного периода в сеансе, более тонким образом опреде-
ляет восприятие себя и среды, эмоциональные  реакции,  ценности  и  даже
различные психосоматические функции человека после  сеанса.  В  соответ-
ствии с эмоциональной природой мы можем различить  негативные  управляю-
щие системы (негативные СКО, БПМ-II, БПМ-III, негативные аспекты  БПМ-1,
негативные трансперсональные матрицы) и позитивные  управляющие  системы
(позитивные СКО, позитивные аспекты БПМ-1, БПМ-IV и позитивные транспер-
сональные матрицы).
   Общая стратегия психоделических и холотропных сеансов состоит в  том,
чтобы уменьшить эмоциональный заряд негативных систем, обеспечить созна-
тельную интеграцию появляющегося болезненного  материала  и  способство-
вать эмпирическому доступу к  позитивным  динамическим  системам.  Более
специфическая тактика заключается в том, чтобы  структурировать  оконча-
ние каждого индивидуального сеанса таким образом, чтобы  психологический
гештальт, проявившийся на сеансе, успешно завершился и был интегрирован.
Проявляющиеся клинические состояния человека - это  не  общее  выражение
всего его бессознательного материала. Оно в большей степени  зависит  от
настройки динамической системы,  которая  выделяет  определенный  аспект
психики и выдвигает его на передний план,
   Человек, настроенный на различные уровни негативных матриц, восприни-
мает себя и мир пессимистически, в той или иной степени переживает  эмо-
циональный и психосоматический стресс. Человек,  находящийся  под  влия-
нием позитивной динамической  системы,  пребывает  з  состоянии  эмоцио-
нального благополучия и оптимального  психосоматического  функционирова-
ния. И в том и в другом случае качественные особенности состояния  зави-
сят от того, какой уровень психики активизирован, от  типа  динамической
матрицы и природы вовлеченного в ситуацию бессознательного материала.

   Человек, находящийся под влиянием определенной СКО, конкретнее -  под
влиянием определенного ее уровня, будет воспринимать себя и мир с  точки
зрения ее ведущей темы и вести себя таким образом, чтобы в  текущей  си-
туации воспроизводились первоначальные травмирующие элементы. Это  могут
быть родители или другие авторитеты, братья и сестры,  сексуальные  пар-
тнеры, различные специфические ситуации и другие элементы.  Динамическое
влияние СКО привносит в жизнь человека архаические и анахронические эле-
менты. Роль СКО в человеческой жизни и связанные с этим  механизмы  под-
робно рассматриваются и иллюстрируются  клиническим  материалом  в  моей
книге "Облисти человеческого бессознптельногоэ.
   Под влиянием позитивных аспектов БПМ-1 (амниотическая вселенная)  че-
ловек видит мир необыкновенно прекрасным, сияющим, безопасным  и  питаю-
щим. Он глубоко сознает духовные и мистические измерения бытия и пережи-
вает чувство единства со всем и причастности ко всему.  Жизнь  представ-
ляется Божественной игрой, которой можно полностью довериться.  Негатив-
ные аспекты БПМ-1 вносят элемент психотического искажения.  Неопределен-
ность границ из мистической и  экстатической  превращается  в  пугающую.
Испытуемый чувствует угрозу нападения демонических сил, испуган и  часто
чувствует себя отравленным. В этом состоянии мир пугает своей  неопреде-
ленностью и вызывает панику и паранойю.
   Начальная фаза БПМ-II (космическое поглощение) очень похожа на  нега-
тивные аспекты БПМ-1. Это естественно, поскольку начало процесса  рожде-
ния представляет собой фундаментальное и необратимое нарушение внутриут-
робного состояния. Единственное различие состоит в  ощущении  механичес-
кой ловушки и клаустрофобии, характерных для БПМ-II  и  отсутствующих  в
БПМ-I. Под влиянием полностью развернутой БПМ-II (безвыходность, или ад)
мир представляется безнадежным местом, исполненным абсурдного,  бессмыс-
ленного сострадания, или игрой безжизненных роботов. Человек  переживает
глубокое чувство вины или отождествляется с ролью беспомощной жертвы.
   Под влиянием БПМ-III (борьба смерти и  возрождения)  человек  пережи-
вает огромное физическое и  эмоциональное  напряжение  и,  как  правило,
сталкивается с проблемой контролирования разрушительных  и  саморазруши-
тельных импульсов. Это может быть связано с сильными садистскими или ма-
зохистическими фантазиями и наклонностями,  сексуаЛьными  нарушениями  и
преобладанием демонических, извращенных и скатологических тем. Мир пред-
ставляется опасным местом -  экзистенциальным  полем  борьбы  по  закону
джунглей, где каждому нужно быть сильным, чтобы выжить  и  удовлетворить
свои нужды.
   Динамическое преобладание БПМ-IV (переживание смерти  и  возрождения)
характеризуется - если биологическое рождение не было осложнено  тяжелой
анестезией или другими значительными нарушениями - переживанием физичес-
кого и духовного возрождения, омоложения  и  эмоционального  обновления.
Человек возбужден и полон энергии, но при этом сосредоточен и  умиротво-
рен и воспринимает мир обновленными  чувствами.  Он  переживает  радость
жизни и обновленную значимость обычных аспектов существования - природы,
музыки, пищи, секса, работы и человеческих отношений.
   Трудно дать общее описание воздействия трансперсональных матриц, пос-
кольку они очень разнообразны и создают богатые возможности. В жизни че-
ловека может доминировать тема предыдущего воплощения,  позитивного  или
демонического архетипа, фрагмент памяти предков, расы или филогенетичес-
кой памяти, шаманское чувство единства с природой, легкий доступ  к  эк-
страсенсорному восприятию и многое другое.
   Изменения в управляющем воздействии динамических матриц  могут  прои-
зойти в результате различных биохимических и физиологических процессов в
организме или как реакция на внешнее влияние физиологической  или  физи-
ческой природы. Многие случаи клинического улучшения могут быть объясне-
ны сдвигом от  физиологического  доминирования  негативной  динамической
системы к выборочному влиянию позитивной констелляции.  Такое  изменение
не обязательно означает, что бессознательный материал, лежащий в  основе
психопатологического состояния,  проработан.  Это  просто  указывает  на
внутренний динамический сдвиг от одной управляющей системы к другой.
   Этот сдвиг, который может происходить на различных уровнях, мы  будем
называть трансмодуляцией. Сдвиг от одной биографической  констелляции  к
другой можно назвать трансмодуляцией СКО. Подобный сдвиг от  доминирова-
ния одной перинатальной матрицы к  доминированию  другой  можно  назвать
трансмодуляцией БПМ. Наконец, трансперсональные трансмодуляции состоят в
сдвигах между динамическими системами трансиндивидуальной природы. В за-
висимости от эмоционального качества управляющей системы и соответствую-
щих клинических изменений мы можем говорить о позитивных,  негативных  и
замещающих трансмодуляциях.
   Типичная позитивная трансмодуляция происходит в две фазы.  На  первой
интенсифицируется доминирующая негативная система, а затем следует  вне-
запный динамический сдвиг к позитивной. Однако если  сильная  позитивная
система достаточно доступна, она может  доминировать  в  психоделическом
или холотропном сеансе с самого начала. В этом случае негативная  систе-
ма составляет фон. Сдвиг от оДной динамической системы к другой не всег-
да ведет к клиническим улучшениям. Негативная трансмодуляцйя  состоит  в
сдвиге от нейтральной или даже позитивной ситуации к негативной, что ве-
дет к появлению новых клинических симптомов, которых  ранее  индивид  не
проявлял.
   Среди динамических сдвигов  особый  интерес  представляет  замещающая
трансмодуляция, то есть сдвиг от  одной  негативной  системы  к  другой.
Внешнее проявление этого внутрипсихического события состоит в качествен-
ном изменении психопатологии от одного синдрома к другому.  В  Некоторых
случаях это изменение может быть столь драматичным, что  пациент  оказы-
вается в иной диагностической категории.  Хотя  возникшее  в  результате
этого состояние кажется совершенно новым, тщательный анализ  показывает,
что его динамические элементы существовали в психике до того, как  прои-
зошел сдвиг Драматический пример сдвига от глубокой депрессии к  истери-
ческому параличу описан в моей книге "ЛСД-психотерапияэ (Grof, 1980,  Р.
219). Возможны также замещающие сдвиги от  одной  позитивной  системы  к
другой, однако их труднее различить, так как спектр негативных  проявле-
ний гораздо богаче, чем спектр позитивных.
   Терапевт, прибегающий к психоделической или холотропной терапии, дол-
жен быть знаком с описанными механизмами и должен сознавать, что  устой-
чивые изменения могут быть следствием не только глубокой проработки бес-
сознательного материала, но и динамических сдвигов, меняющих  перспекти-
ву переживаний человека.

Из коллекции PsyTechServer'а    (c) 1997-2004